Искусство звука, или навязчивая погода, размер 165x105x25 мм

Возможно ли "вырастить" электронные звуки, определить записи ветра и электрического гула как музыку? Чем важны детские воспоминания о звуке и тишине для эмоционального развития? В своей книге Туп задает эти вопросы, пробует измерить воздействие новых технологий на современную музыку. Звук и тишина приобретают значение в пространстве, в воспоминаниях, в процессе выступления. "Навязчивая погода" - это книга, которая исследует и описывает звук XXI века.

Автор
Издательство АСТ
Язык русский
Год 2010
ISBN 978-5-17-068699-5
Переплёт мягкий
Количество страниц 480
Размер 165x105x25 мм
Объём 1
26
В других магазинах:
Обложка: мягкий
Размер: 165x105x25 мм
История цены:
Средний отзыв:
3.7
* * * * *
Искусство звука, или навязчивая погода
3 5
* * * * *

Книга очень сумбурная, повествование "рванное".
У автора много знаний, идей, фактов, сведений, но выстроить всё это не получилось. Непонятно кто в этом виноват: автор, редакторы или переводчик (большое количество орфографических ошибок). Наверное все понемногу.
Например, мне не совсем понятно, как можно "прослушать" записанный звук частотой 0,36 Гц. Вот теоретически записать его можно (но не на CD, а непосредственно в аудиофайл), а вот услышать, или, скорее, почувствовать - это какая должна быть акустика?
Тем не менее, удалось подчерпнуть ранее неизвестные мне сведения.

Искусство звука, или навязчивая погода
3 5
* * * * *

Замечательная по содержанию книга, всё впечатление от которой портит ужасная редактура. Ну никак не удаётся погрузиться в и без того рваное изложение автора, когда понимаешь, что предложение, которое ты перечитал уже раза три просто не имеет смысла. То падежи едут, то мысль просто не заканчивается, то замечаешь, что знакомые музыканты внезапно сменили пол, как певица Билли Холидэй. С переводом некотоых имен (Феннеш, например) издатели вообще не справились. В общем, пока сознание Дэвида Тупа, "в такт" импровизационной музыке, о которой он рассказывает, прыгает из Японии в его задний двор, а оттуда в Нью-Йоркский андерграунд, сознание читателя закипает, глаза слипаются, а книга откладывается до слудующей попытки.

Обычно подобные книги вызывают у меня алчное желание немедля погрузиться в творчество упомянутых музыкантов, но в этот раз, к сожалению, я разве что переслушал кое-что из уже знакомых дисков, типа Oval и Стива Райха. Тем не менее, книга пригодится для налётов на случайные страницы, в поисках диковинок к свободным вечерам. Ну и у меня всё еще не отпало желание прочесть легендарный "Океан звука" Тупа, который даже в электронке на русском не сыскать.

Искусство звука, или навязчивая погода
4 5
* * * * *

Развитие цифровых технологий в XX-м веке оказало большое влияние и на музыку. Например, оно позволило музыкантам работать с теми параметрами звука своего инструмента, которые раньше были недоступны. Возможность синтеза живого и электронного звука, соединения разных фактур, будь то звуки природы, генерируемые шумы, отрывки чужих записей и т.д., привели к тому, что само понятие искусства, музыкальности и т.д. были сильно расширены (и неоднозначно приняты). Где же здесь грань между собственно музыкой (неслучайно автор много говорит об импровизационной музыке) и чем-то иным? Как меняются взаимоотношения музыкантов и слушателей? Как меняется их отношение к своему творчеству, потенциалу как композитора/исполнителя, своему инструменту, окружающему миру, который также полон звуков? И что же будет дальше?

Например, он останавливается на взаимоотношениях публики и музыкантов на живых выступлениях. Что меняется, когда между ними возникает техника (сосредоточенно уткнувшийся в ноутбук музыкант=)? Не теряет ли он связь со своими слушателями? Или же наоборот - находит заново?

«Ну и что? – сказал (Дэвид) Мосс. - Раньше зрители были, по крайней мере, страстными, независимо от того, выступали они за или против. Сейча с никто не слушает внимательно, по-настоящему заинтересованно. Это все фон для определенного образа жизни».

А человек и его инструмент? Для одних людей технологии представляют собой способ расширить рамки возможностей своего инструмента, других же они могут побудить полностью уйти в пространство звука (где все кажется возможным) и отложить инструмент в сторону. Насколько наша индивидуальность зависит от того, с какими звуковыми характеристиками/программами мы работаем? И что такое индивидуальность в цифровую эпоху?

«То, что я играл на гитаре в группе, было скорее компромиссом, потому что денег на студию, где я могу воплотить свои идеи, у меня всегда не хватало. Мне нравится играть на гитаре. Я все еще играю, но чувство абсолютного контроля над моим звуком и постановками не сравнится ни с чем. Для меня это было откровением». (гитарист Christian Fennesz)

Останавливается Туп и на семплировании. Да и как здесь устоять? Теперь мир можно открыто вовлекать в свою музыку, а музыку – в мир. Более того, можно изменять и сам мир. В книге цифра представлена как логическое продолжение изучения людьми окружающего мира, как отражение политической и психологической атмосферы. С одной стороны, здесь речь идет о знакомом постмодернистском разбивании мира на мелкие кусочки, которое, конечно, началось еще до распространения цифровых технологий. С другой стороны, о дальнейшем развитии концепции свободы (например, за счет увлечения электронной музыкой). Эскапизм на новом уровне.

Сама книга похожа на музыкальный коллаж из мыслей, воспоминаний и зарисовок, составленных музыкантом-исследователем, который видит все изнутри (со всеми вытекающими=). Хотя она и разбита на ряд тематических глав, они довольно хаотичны. Здесь множество историй, множество имен, впечатлений от живых выступлений, обменов мнениями с другими творческими людьми и т.д. Не хватает некой организованности, логичности изложения. Скорее всего, книга будет больше всего интересна именно музыкантам и звукорежиссерам (она концентрируется на их творческой кухне, проблемах самоопределения и взаимодействии людей внутри группы). Что, увы, портит это издание, так это совершенно бездарная редактура (например, Сесил Тэйлор стал женщиной) и корректура. Я знаю, что перевели еще одну из его книг «Океан звука». Любопытно, насколько повезло этой книге)