Эскадрон "Гильотина", размер 172x111x13 мм

Роман известного киносценариста ("Вавилон", "Сука любовь", "21 грамм") посвящен исследованию природы человека во времена общественной нестабильности. Чувство справедливости, приводящее к кровопролитию; жажда наживы, обесценивающая человеческую жизнь, - эти и другие деформации личности оказываются в центре внимания автора, магистра психологии по первому своему образованию.

Автор
Издательство Лимбах Иван
Язык русский
Год 2009
ISBN 978-5-89059-136-4
Тираж 2000 экз.
Переплёт твердый переплет
Количество страниц 208
Страна-производитель Россия
Размер 172x111x13 мм
Длина 172мм
Ширина 111мм
Высота 13мм
Объём 1
Количество томов 1
Формат 70x90/32 (107x165 мм)
241
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
3.8
* * * * *
Эскадрон "Гильотина"
3 5
* * * * *

Почему я так падок на громкие имена...
В данном случае на автора сценария фильмов,которые снял Иньяриту

Не сказать что жаль потраченного времени но восторга не испытал. 200+ маленьких страниц, думаю за вечер освоить можно.
Понравилось, то что история вроде как вписана в реальные события и персонажи. Но по мне какие то сыроватые , не раскрытые герои получились. Взяли как бы без предисторий без объяснений и в яму кровавой революции запихали всех.

Мне не так просто было следить даже за этими немногочисленными персонажами из-за незнакомых мне латинских имён ;))

Главный герой - мне вообще не понравился.... бесхребетным показался...

Вообще всё произвидение вроде и последовательное, вроде реальное, но какое то недоделанное что ли
нет чего - то такого, чтобы цепануло, заставило думать что-то вроде: "когда ж я доберусь до дома и узнаю что там натворит на сей раз этот Вилья"

Ну а финал - ощущение что автору просто было лень его расписывать на еще несколько страниц

В целом вполне читабельно, но не обязательно, мои ожидания совсем не оправдались, к сожалению

Эскадрон "Гильотина"
4 5
* * * * *

Главным героем повести становится французская мадемуазель в черном одеянии, перед которой склоняли колено от мала до велика, мужчины и женщины, для нее не существовало званий и сословий. Шепот её ножей проносился над предместьями Парижа и Старого Света. Её называли— гильотина. Cопровождала её спутница, распахивающая серый плащ, который бьется на холодном ветру, а вокруг стоят грохот и пламя; слышны крики тех, кто провинился перед ужасным монстром. И имя ей —смерть! Но сеньор Арриага меняет родину Девы смерти и преподносит нам настоящий буррито с соусом сальса. Лиценциат Фелисиано Веласко— создатель орудия убийства,более совершенного, нежели французская предшественница— грозного и острого, как мексиканская кухня, он вступает в войну с народом и с самим собой. Но на пике карьеры он теряет голову, его одолевают чувства тоски и отчаяния, его начинает мучить жажда —жажда жизни! А хотел ли он быть кузнецом смерти, в этом ли его предназначение!?
Отличный мексиканский вестерн от сценариста фильмов "21 грамм" , "Сука Любовь", "Вавилон", с исторической ссылкой на мексиканскую революцию 20 века и её отцов Панчо Вилья и Эмилино Сапато, которые имели место быть. Книга не даст Вам заскучать ни на секунду!!!

Потому что в Мексике празднуют так, как умеют праздновать только мексиканцы, для которых праздник— цель, а не средство.

Эскадрон "Гильотина"
4 5
* * * * *

В какой-то мере нехарактерная для «изд-ва Ивана Лимбаха» повесть (вышедшая из под пера режиссера фильмов «21 грамм», «Сука любовь»...) переносит нас во времена мексиканской левой революции 1913-1914 гг., наполненной жестокими диктаторами и не менее жестокими расправами над буржуазными богачами. Инструментом расправы служит гильотина, ставшая символом революции и внушающая благоговейный страх всем, кто посмеет перечить вероломному диктатору Вилье.
На первый взгляд книгу можно прочитать как исторический рассказ, как приключение, или вообще как action, боевик. Но я бы не спешил с выводами и обратился в первую очередь к главной героине повести, к гильотине. А ещё точнее — к ее изобретателю. Непоседливому коротышке коммерсанту, который, глядя на свое детище, переживает самый настоящий синдром Стендаля. Это психоз творца, который создал инструмент для отсечения голов, гордился им, собирал на казни богачей невероятное количество зрителей, но никогда не задумывался каким идеалам служит его изобретение. Коротышка получал за свою гильотину звания, удосуживался почестей и был в центре Истории. Великой мексиканской революции. Но был ли он до конца честен перед собой? Такой ли он славы хотел, когда создавал чертежи этой машины смерти?
Возможно, Арриага хотел показать, пользуясь фоном революции, смятение и неуверенность художника. И слукавил, говоря в послесловии о желании написать историческую работу, которую он всегда мечтал написать.

Эскадрон "Гильотина"
4 5
* * * * *
Мексиканский сценарист и писатель Гильермо Арриага в послесловии к своему роману «Эскадрон «Гильотина»» (русское издание СПБ, Изд-во Ивана Лимбаха, 2009) вспомнил историю, случившуюся с ним в годы учебы в магистратуре. «Мне нравилось читать о битвах, интригах, победах. Я любил ходить в музеи и размышлять о том, чего нельзя узнать: как любили друг друга Максимилиано и Карлота? Сколько костей сломал себе тот юноша-герой, что спрыгнул со стены крепости Чапультепек, завернувшись в мексиканское знамя, чтобы это знамя не досталось врагу? Кто с кем переспал? Кто кого убил? Кто лучше всех умел защищаться?» Однако преподаватели не могли дать ответы на такие вопросы. Арриага предложил проанализировать историю как миф, но это предложение вызвало возмущение историков, дипломную тему Арриаги не утвердили.
Между тем, приходится признать правоту мексиканского писателя. Конечно, историки говорят об исторической правде, но разве вызывает сомнение утверждение, что историю пишут победители? А сейчас популярно и другое утверждение: историю пишут побежденные. И то, и другое верно. Достаточно вспомнить огромное количество исторических трудов, посвященных теме революции и Гражданской войны в России, выходивших в Советском Союзе. Победители создавали миф. Затем, в постсовецкой России вышло немало трудов, освещавших события с точки зрения побежденных. Они, по заявке авторов, открывали историческую правду. Но можно ли верить этим книгам? Или их также нужно воспринимать как мифотворчество?
Мы привыкаем верить научным трудам, хотя часто они заслуживают не большего доверия, чем роман. Занявшись изучением «исторической правды» Арриага создал роман о том, чего не было на самом деле. Автору хотелось, чтобы читатель задал себе вопрос: «А было ли это?» И, в большой мере, на этот вопрос можно ответить утвердительно, поскольку исторический фон, на котором разворачиваются события, правдив. Во всяком случае, он мог быть именно таким.
Речь идет о временах мексиканской революции и крестьянской войны, на которую подняли народ Панчо Вилья и Эмилиано Сапата. О временах, известных нам по книгам Джона Рида, Мариано Асуэлы, Анхелес Мастретты и других авторов. Одним из главных героев романа является Панчо Вилья, чья биография известна нам по книге И.Р. Лаврецкого (Григулевича), выходившей в серии «ЖЗЛ». Роман позволяет задуматься над тем, насколько образ «пламенного революционера» соответствовал действительности. Не происходит ли некой лакировки, которой подвергают образы героев биографы?
Вилья в романе Арриаги – человек сложный, противоречивый. Это по определению не герой, заботящийся лишь о народном благе. Ему не чужды ни самолюбование, ни жестокость. С простодушным (или бездушным?) восторгом он наблюдает, как скатываются в грязь головы пленных, гибнущих под ножом гильотины. И, собственно, мог ли быть иным вождь, каудильо разъяренного народа?
Сюжет романа составляет вымышленная Арриагой история лиценциата Фелисиано Веласко-и-Барбольи де ла Фуенте, якобы усовершенствовавшего инструмент француза Гильотена и решившего продать свою гильотину Вилье. По мысли изобретателя, гильотина окажет устрашающее воздействие на врагов каудильо и поможет ему легко выигрывать сражения. Лиценциат оказывается прав, но не дальновиден. Вилья зачисляет его в свою армию, и Фелисиано оказывается вынужденным следовать за Северной дивизией, выполняя то роль палача, то кухонного рабочего. Фелисиано размышляет о своем предназначении, строит планы на будущее. Он, возможно, мог бы уехать в Европу, разбогатеть там и жить в покое. Он мог бы сражаться с революционерами. Тот или другой путь выбирали представители его класса, его друзья. Но, оказавшись в водовороте Истории, юрист не осмеливается сделать собственный выбор. Размышляя о Вилье, он понимает, что народный вождь идет своим путем, путем, для которого он предназначен. Даже если бы Вилья мог получить в свои руки полную власть в стране, он отказался бы от этой власти и вновь ушел воевать, поскольку именно в этом его путь, его предназначение. И потому Вилья не испытывает столь горестных сомнений, как Фелисиано Веласко, чувствует себя на своем месте.
В итоге Фелисиано сжигает свое детище и уходит из Северной дивизии. Мы не знаем, чем завершится история его жизни. Зато мы знаем, что Вилья действительно, получив власть, легко отказался от нее. Он мог быть вождем боевой армии, но не мог и не хотел быть политиком.
Читая роман Арриаги, думаешь о наших революционерах и тех, кто боролся с ними. Если прежде из Ленина старательно делали ангела, а из Колчака – чудовище, теперь картина поменялась «с точностью до наоборот». И уже Колчак – с крыльями и нимбом, а Ленин – кровавый деспот. Между тем, это были люди, пусть деятельные и неординарные, люди, котором свойственны ошибки. Люди, способные и на благородные поступки, и на действия, которые трудно оправдать. В романе Гильермо Арриаги таким человеком, заслуживающим и уважения, и осуждения предстает Панчо Вилья. И возможно, роман, вымышленная история позволит лучше понять человека, чье имя известно по трудам историков.

Вениамин СЛЕПКОВ