Повесть о Сонечке

История о цветке, гибельном, но прекрасном, что на одно мимолетное мгновение воцарился на руинах мира. «Повесть о Сонечке» — это поистине большая проза, не смотря на выбранную Мариной Цветаевой форму произведения. Автобиографичная и пронзительно искренняя, в основу повести легла трагичная жизнь близкой подруги и актрисы С.Е. Голлидэй. Словно отражение минувших дней, пойманное на страницах лирического дневника выдающегося русского поэта XX века Марины Цветаевой, лучи воспоминаний сплетают воедино полотно памяти: люди, события, эмоции и неудержимая страсть к постижению жизни. Все песни всех народов — о Сонечке, всякий дикарь под луной — о Сонечке, и киргиз — о Сонечке, и таитянин — о Сонечке, весь Гёте, весь Ленау, вся тоска всех поэтов — о Сонечке, все руки — к Сонечке, все разлуки — от Сонечки...

Автор
Издательство Рипол Классик
Серия Librarium
Язык русский
Год 2021
ISBN 978-5-386-14167-7
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 260
Штрихкод 9785386141677
Возрастная категория 12
421
В других магазинах:
Обложка: мягкая обложка
История цены:
Средний отзыв:
4.4
* * * * *
Повесть о Сонечке
3 5
* * * * *

Марина Цветаева – поэт и только потом прозаик.
Через эту повесть я увидела современников Марины Цветаевой, их время, быт, досуг, влюблённости и разочарования. Скорее всего, она была влюблена в Соню Голлидэй.
Когда я начинала читать эту повесть, то думала, что речь пойдёт о другой Сонечке – Софии Парнок. Но нет.
Чёткой сюжетной линии в повести нет. Молодежь в истерическом веселье прощается с одной эпохой и входит в другую.
Стихи Марины Цветаевой люблю, но проза оставила меня равнодушной.

Повесть о Сонечке
5 5
* * * * *

Волшебно
Воздушно
Нежно
Чувственно

Марина Ивановна! Сонечка! Володя!
Я не умею писать рецензии на любимые книги. Могу только говорить-говорить-говорить...
Могу цитировать наизусть многие моменты. Трогательно до слёз. Так близко.
Сильная, щемящая повесть.

Мне всегда было достаточно Блоковской "пылинки - на ноже карманном" - чтобы ощущать жизнь заманчивой, увлекательной - и не замечать своего очень неприглядного - настоящего.
В этой пылинке - и моё единственное утешение - и она же губит меня...

Из письма Софьи Голлидэй В.И. Качалову

Повесть о Сонечке
3 5
* * * * *

Очень люблю лирику Цветаевой. Но, как оказалось, ее проза - это совсем другая история. Точнее, совершенно та же самая. Она насквозь лирична, с намеками, недоговорками, с намеками, с перескакиванием с одного на другое. Она ровно такая же, каким может быть прекрасное стихотворение. Но проза в таком виде совершенно нечитаема. По крайней мере, Повесть про Сонечку. Я продиралась сквозь эти дебри с таким трудом, какой и предположить не могла. А еще, оно конечно про Сонечку, про творческую интеллигенцию того, революционного, времени. Но больше всего оно про Цветаеву. Про обожание ее всеми, про целование рук, про восторги, про немую любовь и (или?) дружбу, про ночи в разговорах. Самовлюбленное описание себя я приветствую в стихах, но в повести оно стало раздражать довольно быстро. Так что, по видимому, не моё.

Повесть о Сонечке
5 5
* * * * *

Повесть о Сонечке - это грусть по ушедшему, светлая память о временах, когда еще можно было "сидеть на облаках и править миром", память о своей жизни, которая ещё не была предрешена, какой она уже стала в год написания. От того и бесконечная любовь и нежность в словах, от того, читая, сразу же проваливаешься между строк, и понимаешь, что любовь эта, скорее всего, имеет ретроспективный характер, она как якорь, дающий надежду зацепиться, когда цепляться больше не за что. Если читать не в контексте биографии, времени, событий, то пазл не сложится, да и написано произведение как-будто шёпотом, для себя. Написано так, что смысл часто выводится не из абзаца, страницы, главы, а каждое предложение по праву носит точку в конце. Густо. Слова бьют прямо в образ минуя ретрансляторы.
А чтобы описать Сонечку достаточно привести одну цитату: " И по тому, как она произнесла это умер от любви, видно было, что она сама - от любви к нему
- и ко мне - и ко всему - умирает; революция - не революция, пайки - не пайки, большевики -
не большевики - все равно умрет от любви, потому что это ее призвание - и назначение." Но надо ли описывать, и о ней ли написана эта повесть?...

Повесть о Сонечке
3 5
* * * * *

Повесть посвящена памяти актрисы и чтицы Софьи Евгеньевны Голлидэй (1894—1934), с которой Цветаева была дружна с конца 1918 по весну 1919 года. Тогда же она посвятила ей цикл стихотворений, написала для неё роли в пьесах «Фортуна», «Приключение», «каменный Ангел», «Феникс». (из аннотации).

Аннотация, как мне кажется, слишком серьезна для этой книги, академична и напыщена. Повесть - действительно о Сонечке (кстати, фамилий Голлидэй - англ. Holliday - праздник, ей полностью соответствовала) - в памяти Цветаевой эта девушка осталась не серьезной и взрослой "Софьей Евгеньевной", а милой и трогательной Сонечкой.

"Струечка... Секундочка... Все у нее было уменьшительное (умалительное, умолительное, умилительное...), вся речь. Точно ее маленькость передалась ее речи. Были слова, словца в ее словаре – может быть и актерские, актрисинские, но, Боже, до чего это иначе звучало из ее уст! например – манерочка. «Как я люблю вашу Алю: у нее такие особенные манерочки...»

Манерочка (ведь шаг, знак до «машерочка»)! – нет, не актрисинское, а институтское, и недаром мне все время чудится, ушами слышится: «Когда я училась в институте...» Не могла гимназия не только дать ей, но не взять у нее этой – старинности, старомодности, этого старинного, век назад, какого-то осьмнадцатого века, девичества, этой насущности обожания и коленопреклонения, этой страсти к несчастной любви.

Институтка, потом – актриса. А может быть институтка, гувернантка и потом – актриса."

Сюжет пересказать, наверное, будет одновременно и сложно, и просто. Сама по себе история довольно простая, но как передать всю бездну эмоций и переживаний, заключенных в ней?
Изначально, в самых первых строках, речь идет совсем не о Сонечке, а о тех, кто в недалеком будущем и познакомит автора с самой Сонечкой:

"(Но где же Сонечка? Сонечка – уже близко, уже почти за дверью, хотя по времени – еще год.)".
Потом - знакомство: "– А это, Марина, – низкий торжественный голос Павлика, – Софья Евгеньевна Голлидэй, – совершенно так же, как год назад: – А это, Марина, мой друг – Юра З. Только на месте мой друг – что-то – проглочено. (В ту самую секунду, плечом чувствую, Ю. З. отходит.)

Передо мною маленькая девочка. Знаю, что Павликина Инфанта! С двумя черными косами, с двумя огромными черными глазами, с пылающими щеками.

Передо мною – живой пожар. Горит все, горит – вся. Горят щеки, горят губы, горят глаза, несгораемо горят в костре рта белые зубы, горят – точно от пламени вьются! – косы, две черных косы, одна на спине, другая на груди, точно одну костром отбросило. И взгляд из этого пожара – такого восхищения, такого отчаяния, такое: боюсь! такое: люблю!"

Наверное, в этой цитате выражена сама сущность Сонечки, ее искренность.
Впереди - еще 3-4 месяца непрерывных эмоций и чувств. Потом - прощание, уже навсегда.

Честно говоря, книга вызвала смешанные чувства. Первая часть оставила ощущение полной нереальности, калейдоскопа цветов и красок, чувств и ощущений. Во время чтения очень раздражала манера "перескакивать" с одного на другое, от рассказа об одном человеке к совершенно другому, раздражало обилие французского. Сокращение фамилий и имен - "Володя А.", "Ю.З.". Непривычная манера речи. Я продиралась через все это, как первопроходцы через джунгли :)

Если сказать еще честнее, изначально книга мне совсем не понравилась. Наверное, с таким "скрежетом" я читала только классику (большей частью - искренне мной нелюбимую, хотя и честно прочитанную) в 10х классах школы. Сонечка своей суетливостью и *даже не знаю, как подобрать правильное слово* мельканием, излишней эмоциональностью, не вызывала ни малейшей симпатии. Все было как-то перемешано, и нельзя было предсказать, о чем речь пойдет на следующей странице (Кто все эти люди? о_О). Только ближе к середине книги, когда повествование стало более упорядоченным, читать стало немного интереснее.
После прочтения уже не было такого резкого отторжения, была пустота, и мысль - "Вот это и есть та, реальная жизнь. Здесь нет выдуманных героев, здесь все - реальные люди." Начала лучше понимать главную героиню, сочувствовать ей и сопереживать.
Еще от книги осталось ощущение безысходности - от самой жизни в том, послереволюционном городе. Не один раз себя ловила на мысли о том, что ни за что не хотела бы там оказаться. В какой-то мере эта книга - о выживании. Об умении оставаться людьми даже в тяжелых условиях. Своеобразное "окошко во времени" - во время и в жизнь.
И могу сказать для себя с определенностью - стихи Цветаевой мне нравятся намного больше, чем ее проза. Но! Это ни в коем случае не означает, что книга "плохая". Это означает только то, что она мне не подошла. Возможно (и даже скорее всего) у другого человека она вызовет совсем другие чувства и ощущения, и станет одной из любимых книг.

Ну и напоследок - то, что запомнилось и произвело впечатление:

"– А корабль, Сонечка, приезжающий к нам за кораллами? За коралловым ломом? – Пиратский корабль, где у каждого матроса по трое часов и по шести цепей! Или – проще: с нами после кораблекрушения спасся – кот. А я еще с детства-и-отрочества знаю, что «Les Chinois voient l'heure dans l'oeil des chats»*. У одного миссионера стали часы, тогда он спросил у китайского мальчика на улице, который час. Мальчик быстро куда-то сбегал, вернулся с огромным котом на руках, поглядел ему в глаза и ответил: – Полдень."

*Китайцы узнают время по кошачьим глазам (фр.).

Повесть о Сонечке
5 5
* * * * *

Восхитительно-странно-откровенное. Это моя любовь. Мне даже не описать свое впечатление, потрясение было, в правильное время пришло, за что спасибо. Вот я ее на неделю растянула, специально, перечитывала некоторые диалоги по много раз.Всю растащила на цитаты.
Я раньше себе говорила, что лучшая повесть о любви будет тогда, когда ты её напишешь. Но уже написали, написала М.В. Цветаева.