Отпуск по ранению. Сашка, размер 130x200 мм

В книгу вошли две повести о войне "Сашка" и "Отпуск по ранению", главный герой которых - молодой солдат, вчерашний школьник, принявший на себя все бремя ответственности за судьбу Родины. Вступительная статья Л. Лазарева.

Автор
Издательство Детская литература
Иллюстратор Страхов Б.
Серия Школьная библиотека
Язык русский
Год 2019
ISBN 5-08-004001-7 978-5-08-004365-9 978-5-08-004531-8 978-5-08-004775-6 978-5-08-005061-9 978-5-08-005460-0 978-5-08-006339-8 978-5-0800-4775-6
Тираж 4000 экз.
Переплёт твердый переплет
Количество страниц 285
Штрихкод 9785080040016
Страна-производитель Россия
Размер 130x200 мм
Материал тексты , хрестоматия
Длина 130мм
Ширина 200мм
Высота 17мм
Объём 1
Предмет литература, чтение
Область образования литература, чтение, развитие речи
Количество томов 1
Формат 84x108/32 (130x200 мм)
330
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
4.4
* * * * *
Отпуск по ранению. Сашка
5 5
* * * * *

"Отпуск по ранению" Вячеслав Кондратьев написал уже после прогремевшей повести "Сашка" и внес в это произведение гораздо больше автобиографического. Главный герой также, как когда-то и Кондратьев, будучи раненым подо Ржевом едет в сорокадневный отпуск (кто вообще такое придумал, на девять дней в отпуск не посылали часом). Данный труд лучше, чем что-либо, что мне доводилось читать, передает самый обычный, совсем негероический дух города, когда толпы инвалидов мечтали о заслуженных ими ста граммах, а женщины, чтобы прокормить детей, стояли в очередях за водкой с последующей ее перепродажей на рынке.

Водка стоила пятьсот рублей, правда у Говорухина, который снял крайне неудачный фильм по этому произведению, в "Месте встречи изменить нельзя" фигурирует именно эта, военная цена. Нечто нереальное, ибо зарпалаты в послевоенные годы примерно пятистам рублям и равнялись. Бабушка рассказывала мне о двухстах рублях за буханку черного хлеба на центральном рынке в Москве. Впрочем, все тогда сидели на карточном пайке. Продукты по карточкам, кстати, тоже нужно было выкупать по госцене, никто ничего бесплатно не давал, если кому-то это неизвестно.

Кондратьев прекрасно показал основные ключевые моменты в жизни самого обыкновенного лейтенанта, которому повезло на время вырваться из ада - возмущение мирной жизнью, когда человек в костюме вызывает раздражение, а бокал вина с соломинкой выдает в нем идейного врага. И, конечно, море любви, отчаянной, сиюминутной, может быть последней в этой жизни.

Книга сильна именно тем, что показывает не военные действия, как таковые, но именно войну. Именно ту войну, что вел народ и в тылу. Прав был Ремарк - наиболее четко человеческая психика проявляется в контрастах, поместите человека с передовой в "нормальную" среду, когда его уже не испугаешь трибуналом.

Кондратьев всегда меня привлекал искренней и без прикрас манерой фронтовика, который знал, о чем писал и пришел в литературу вполне уже оформившимся солидным человеком в возрасте. Судьба этого человека трагична, в 1993 году, после штурма Белого дома он застрелился. И теперь я примерно понимаю - почему он это сделал.

Отпуск по ранению. Сашка
5 5
* * * * *

В этой книге хорошо все! Ни на секунду не перестаешь верить написанному, т.к. все очень открыто, честно, жестко по отношению к самому себе. Все герои настоящие, нет выдуманной геройщины или налета пустой романтики.
Интересно выбран "ракурс" войны. Здесь на гражданке войны как таковой нет, но ее ошметки долетают и бьют порой больнее чем на фронте - искалеченные бойцы, усталые женщины, повзрослевшие дети.
Читать безумно интересно, нет пространной болтовни или "литературных" напыщенных описаний, все по делу. Язык повествования местами шероховат, но здесь этого и не нужно. Главное, все по настоящему, с живыми людьми и палящей войной.
Это не просто литература, это выше ее, это самая жизнь!

Отпуск по ранению. Сашка
5 5
* * * * *

Повесть, в которой рассказывается о похождениях молодого солдата, собственно Сашки, во время Второй мировой войны.
Повествование делится на 3 части, разделенных по сюжету, но при этом они идут друг за другом, так что получается целая история.
Мне она понравилась, особенно первая часть с немцем.
Также на фоне всех ситуаций, связанных с Сашкой, мы наблюдаем за жизнью простого народа - гражданских, скажем так. Все трудности, такие как голод, с которыми приходится иметь дело и военным, и обычным людям заставляют проникнуться ко всем тем, кому выпало на долю родиться и жить в то время. Сейчас это даже сложно представить.
В общем, определенно, ставлю 10/10. Советую к прочтению

Отпуск по ранению. Сашка
4 5
* * * * *

Эта книга открыла мне абсолютно неизвестные факты о ВОВ. Я ничего не знала о событиях, происходивших между сражением за Москву и Сталинградской битвой. Хотя обе повести "Сашка" и "Отпуск" больше о скитаниях рядового солдатика Сашки и лейтенанта Володьки по путям-дорогам войны и в московском тылу, они касаются страшных фактов Ржевских боев, которые впечатляют человеческими потерями, разрушениями сел и городков, жестокости немцев к населению. "Бои местного значения", о которых вскользь упоминают учебники истории - это почти год ада.


Именно повести Кондратьева побудили меня посмотреть несколько док.фильмов с совершенно разными точками зрения на происходящее подо Ржевом и Вязьмой. Когда бы я еще узнала о герое-генерале Ефремове, который прорывался из окружения с остатками армии и застрелился из-за угрозы плена? Его хоронили немцы со всеми воинскими почестями. Это не из книги. Но я думаю, что Кондратьев хотел, чтобы люди знали то, о чем совсем умалчивалось до 80-х годов прошлого века. Он написал свои повести уже в конце жизни как память о погибших друзьях и сослуживцах там, подо Ржевом.

Главная мысль обоих повестей - что подвиг был в малом. Тысяча мальчишек голодали и проливали кровь, вязли в болотах и спасали товарищей, и каждый из них был героем. И хоть медали и ордена давали не каждому, имен многих даже неизвестно - они все выполняли трудную и нужную задачу. И смерть каждого была не напрасна.

Отпуск по ранению. Сашка
5 5
* * * * *

Знакомясь ближе с лейтенантской прозой Вячеслава Кондратьева, всё больше соглашаюсь с тем, что это очень яркое явление отечественной литературы. После повести "Сашка" другое его произведение под названием "Отпуск по ранению" воспринимается практически как что-то такое родное, с чем (или с кем) недавно попрощался, немного соскучился, а он снова здесь, и ты безумно рад.

Сначала был Сашка. Теперь - лейтенант Володька. Да, вот так, не более чем. Что характерно, повесть "Сашка" завершается тем, что главный персонаж уезжает домой лечиться, получив ранение. "Отпуск по ранению" начинается с того, что лейтенант Володька приезжает в 1942 году в Москву раненым. Герой явно сквозной (кстати, эти две повести часто издавались вместе одной книгой, чего не скажешь про сюжетное продолжение "Отпуска..." - повести "Встречи на Сретенке"). Почему же Кондратьеву не захотелось объединить все три повести одним героем?

- Вы спрашивали - что из окопа? Так вот. - Он поднялся и начал вышагивать по комнате. - Я никому еще не говорил. Трупы. Много трупов - и немецких, и наших! А кругом вода, грязь. Жратвы нет, снарядов нет. Отбиваемся только ружейным огнем... И каждый день кого-нибудь убивает. Еле таскаем ноги. Ждем замены. Приходит помкомбата: "Ребята, "язык" нужен позарез, иначе нас не сменят! Батальонную разведку всю побило. Давайте сами!" Даем! Отбираю трех посильнее. Ночью ползем... Добираемся, сами не знаем как, до немецкого поста. Там - двое фрицев. Двоих не дотащить. Одного надо кончать. Кому поручить? Смотрю на ребят - боюсь, не сдюжат. А надо наверняка. Вот и пришлось самому... - Володька остановился около стола. - Можно выпить?

- Я налью, - заспешила Тоня и дрожащей рукой налила рюмку. Он выпил одним махом.

- Ножом в спину... Рукой ему рот зажал, а через пальцы - крик. И кровь со спины на меня! Весь ватник забрызган... Утром кинжал от крови отмываю... Ну, враг, немец, фашист, гад. Но... человек же. Не пожалел я его. Нет! Но противно, физически противно. Я буду их убивать, буду, но... понимаете, я уже никогда не буду таким, каким был. Никогда! Ну хватит вам - что из
окопа?



Володька - более продуманный. более законченный что-ли. Более цельный. Но и более раздёрганный войной. Приехав в Москву, перенеся все ужасы, он никак не может привыкнуть к тому, что тут, за двести километров от передовой идёт другая жизнь. Местами радикально другая. И даже рестораны работают - как совершенно обратное явление тому, что происходит на фронте. Лейтенант Володька никак не может забыть перенесённое под Ржевом, и поэтому вся повесть по большому счёту - это сплошная рефлексия человека, психически... психически... ёлки-палки, слово подобрать не могу. Не сломанного, нет, и не надломленного. Перевёрнутого, что-ли? Пусть будет так. Почему? Потому что он уходил в армию мальчишкой, а на войне стал мужчиной. Вот так. Кто-то начинает считать себя мужчиной полежав на женщине, а в сороковых годах мужчинами становились полежав на войне. Если после этого встать удалось, конечно.

Но война изменила не только солдат - вчерашних пацанов. Меняются все. Тыловики тоже. Кто-то начинает работать-горбатиться, кому-то война как мать родна. Больше всего меняются, конечно, потерявшие мужей-сыновей, а то и дочерей. Москва стала городом контрастов, и не только потому, что она всё ещё обороняется от немецких налётов, и в ней действует комендантский час, сколько потому, что контрастными стали те, что сегодня принято называть социальными группами. Про людские характеры вообще же молчу. Но повесть, конечно, не про перемены в солдатском характере, а про перемены в характерах всех людей.

Несмотря на то, что в повести война идёт только второй год, и победа в книге присутствует только в надеждах людей, есть в Володьке что-то от героев Ремарка и Хемингуэя, которым трудно стать своими в нормальном мире. А ведь Володька то не вернулся в этот мир, а лишь явился в него в отпуск. По ранению.

Ты говорил как-то, что главное слово войны - "надо"... Я не стал тебе тогда ничего говорить, чтоб не оплавилось твое железное "надо". Но видишь ли - есть и другие "надо"...


Читать Кондратьева интересно благодаря простому языку и глубокой его вере в человечность. Нет в "Отпуске по ранению" никакой пропаганды и лакировки, есть надрывный голос солдата. И потому такие книги воспринимаются как правда о войне, хотя войны в ней на самом деле немного. Зато много-много небольших историй - кто как живёт. Кто переносит голод и лишения. Кто при каких условиях был ранен. Как людям удаётся не падать духом. Как кто-то пострадал за своё происхождение - история поволжского немца, которого не заставили воевать против фашистов, но отправили в трудлагерь валить лес совсем небольшая, но не менее щемящая, чем собственная история Володьки, который пытается разобраться в том, что происходит в его городе и что происходит с ним самим. Он кидается то туда, то сюда, и не знает он, где приткнуться - то ли к чужой женщине, то ли к бутылке.

А приткнуться надо было к матери. Чего он не догадался сделать. Поскольку он, как сказала ему одна из его возлюбленных... "какая-то странная смесь рефлектирующего интеллигента с марьинорощинской шпаной. И от тебя можно всего ожидать".

К теме вернусь, когда дочитаю "Встречи на Сретенке".