Сердце Змеи, размер 115x180 мм

«Сердце Змеи» (1964) – сборник повестей и рассказов, написанных в разное время патриархом отечественной научной фантастики Иваном Ефремовым, автором «Туманности Андромеды», «Лезвия бритвы», «Часа Быка» и «Таис Афинской». Необыкновенные явления природы, порой благодетельные («Встреча над Тускаророй»), а порой губительные для человека («Олгой-Хорхой»), сбывающиеся древние легенды («Озеро Горных Духов», «Бухта Радужных Струй», «Обсерватория Нур-и-Дешт»), героические свершения, благодаря которым сказка становится былью («Белый Рог», «Юрта Ворона»), упорство, отличающее подлинный научный поиск («Тень минувшего»), и вера в торжество разума, которой проникнуты встречи различных цивилизаций, будь то в африканской пустыне («Афанеор, дочь Ахархеллена») или в глубоком космосе («Сердце Змеи»), – таков репертуар тем, идей и сюжетов малой прозы Ефремова – моряка, геолога, палеонтолога, путешественника, мыслителя и провидца.

Автор
Издательство Азбука
Серия Азбука-Классика
Язык русский
Год 2018
ISBN 978-5-389-14716-4
Тираж 4000 экз.
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 448
Размер 115x180 мм
Длина 115мм
Ширина 180мм
Высота 23мм
Объём 1
Возрастная категория 16
Количество томов 1
134
Высота: 23мм
История цены:
Средний отзыв:
4.2
* * * * *
Сердце Змеи
4 5
* * * * *

Весьма любопытный рассказ тем, что в нем отражен животрепещущий вопрос о том, какие же они, внеземные цивилизации. Похожи ли они на нас? Как они выглядят? Их общественное устройство? Из каких химических элементов состоят их тела? И многое-многое другое. В рассказе Ефремов осветил свое представление о первой встречи двух цивилизаций, корабли которых бороздили просторы вселенной. Порадовало, что встретились астронавты с дружественными намерениями. Обменялись информацией о своих планетах. Об угрозе военного вторжения со стороны иных цивилизаций не могло быть и речи! Ведь не может же цивилизация, чьи представители совершают межгалактические путешествия, прибегнуть к завоеванию других планет! В поисках новых колоний для перенаселенной планеты-метрополии, для разработки новых необходимых ресурсов или, в конце-концов, в поисках пищи. Но все обошлось благополучно. Никто никого не поработил, не захватил в плен для лабораторных опытов, не расщепил на атомы. Все таки будущее - торжество гуманизма! Не сошедший химическими элементами межгалактические астронавты разошлись. Отправились в поисках не только братьев по разуму, но и в добавок к этому и по химическому составу.

Сердце Змеи
5 5
* * * * *

Небольшая остановочка между "Туманность Андромеды" и "Час быка".
Рассказ небольшой, но несёт в себе глубокий смысл. Ефремов создал идеальный мир, в котором каждый член общества живёт и работает на благо всего человечества. Автор видит этот мир, путем создания социалистического общества  (такая концепция видения будущего мира присутствует в его НФ произведениях). А мир капитализма он сравнивает с сердцем змеи ("Я вижу здесь сердце зла, ту змею, которая, как её ни прячь, обязательно укусит, потому что не кусать она не может"). Я согласна с Ефремовым. Почему бы нам не попробовать создать такое общество? Ведь стоит хотя бы начать с того, чтобы отказаться от атомного оружия, от бесконечных войн, от террора.
Сюжет самого произведения о случайной встрече с чужой цивилизацией. Книга о первом контакте с людьми. О том, что мы не одни во Вселенной, о возможном посещение других миров, обмен знаниями, опытом.
Мне очень понравился рассказ.

Сердце Змеи
5 5
* * * * *

"Теллур" - первый пульсационный звездолет Земли. За счет принципа сжатия времени он передвигается быстрее в тысячи раз, чем все, что было изобретено до этого. Команду корабля посылают в неимоверно далекий рейс, сто десять парсеков или триста пятьдесят световых лет, для изучения процессов, происходящих на углеродной звезде. Уже возвращаясь домой, они встречают корабль внеземного происхождения.

Рассказ был написан в ходе заочной полемики с #МюррейЛейнстер'ом, как ответ на его рассказ #ПервыйКонтакт. С моей точки зрения, огромной недоработкой Спартака Ахметова, составителя данного сборника, является то, что он не включил этот рассказ в книгу. Несмотря на то, что в произведении Ефремова рассказ Лейстнера пересказывается, было бы неплохо перед прочтением ознакомиться с первоисточником.

Полемика двух авторов велась по вопросу встречи двух цивилизаций. По Лейстнеру неминуема война или просто взаимная неприязнь между ними. Ефремов же уверен, что цивилизации, достигнувшие такого уровня развития, должны встретиться как старые друзья. Причем он заявляет об этом абсолютно аргументировано, опираясь на биологические, моральные и исторические факты. Ефремов заставляет читателя переосмыслить все, что он читал и знал о космосе раньше.

Рассказ является очень показательным не только в плане нашего дальнейшего развития, но и отвечает на вопрос: "Почему же мы до сих не бороздим просторы Вселенной?" Более того он затрагивает вопросы самовосприятия человека, ценности науки и относительности времени. А еще он просто очень трогательный и философский. 10/10

Сердце Змеи
5 5
* * * * *

«У советских собственная гордость…» И свой комплекс неполноценности – огромный и болезненный как флюс. Вот культовый автор коммунистической фантастики, рисуя грандиозное событие Контакта, на фоне Мощи и Размаха цивилизации Будущего вспоминает и оспаривает какой-то проходной и ироничный рассказ американского писателя, опубликованный в 1945 году. Там, не без насмешки, повествуется о том, как экипажи двух звездолетов сначала собирались уничтожить друг друга, потом, нашли общий язык, рассказывая похабные анекдоты о своих «планетянках» и, обменявшись техникой, разлетелись как во Вселенной корабли.
Довольно остроумно и насколько же рассказ Лейдера выше в литературном отношении, чем ефремовская повесть о великих достижениях разума и высокодуховном стриптизе, пардон, демонстрации тел людям фторной цивилизации.
Чтение книги о Ефремове заставило более критично посмотреть на его наследие. «Сердце Змеи» задумана и написана местами неплохо, но коммунистическая пропаганда и романтизированный «социалистический реализм» повесть сильно испортили. Это одна из досадных художественных неудач в ефремовском творчестве. А еще он английский язык хотел ликвидировать… Может и правильно.

Сердце Змеи
3 5
* * * * *

"Не возвращайтесь туда, где вы прежде были счастливы" - гласит расхожая мудрость. Пробовала возвращаться и продолжаю это делать. Потому, что источников счастья в моей жизни много. Не только общение с людьми и посещение определенных мест. Книги, фильмы, музыка. Театр много меньше. Несколько спектаклей за всю жизнь, ставших потрясением. Насыщенность и сила концентрированного живого действа несравнима с кино, но и количество попаданий в резонанс ничтожно мало.

В книгах целый мир. Всегда так воспринимала. Есть устойчивые выражения, смысл которых неясен и считаешь их придумаными для пущей красы: "кошки на душе скребут", "влюбиться до потери памяти", "разбить сердце" - пока сам не испытаешь, нипочем не понять. Миры, впускающие в себя чтением, никогда не были пустым словом. Видеть, слышать, обонять, осязать, чувствовать тактильность - все возможно с книгой. С "Таис Афинской" Ефремова так было.

Она очень вовремя пришла. В тринадцать у девочки подростка многое закладывается, что после определит ее отношения с миром. Мне тогдашней Ефремов стал гуру, "Таис" - энциклопедией полезных знаний. Пресс непременно нужно качать, это полирует лоно. Убей - не понимаю до сих пор, где и что там полируется, но вынашивала и рожала обоих детей легко, после мгновенно обретала прежнюю форму, благодаря неплохо прокачанному прессу.

И так со всем. Целесообразность красоты - а как иначе? И любое "рассудку вопреки, наперекор стихиям" воспринималось, как нонсенс (в крайнем случае - сфотографироваться красиво). Хотя целесообразность красоты - это уже из "Лезвия бритвы". И читала позже и люблю меньше. А "Час Быка", за который чуть ли не антисоветчиком объявляли в свое время любимого писателя, вовсе не мой.

И точно не взялась бы сейчас за ранние рассказы и повести, когда бы не спросили о "Сердце змеи". Как это я и не знаю? Забила в поисковик, добрый интернет выдал сплошной текст на две с половиной тысячи килобайт. Начав читать уже, разобралась - это рассказы и повести с автономными сюжетами. Но взялась - закончи. Хотя бы даже и по диагонали. Ну что могу сказать, господа. Ранний Ефремов вовсе не так хорош, как он же зрелый. Да написанное в сороковых, в пыль не попадает тому, что в шестидесятых-семидесятых.

То есть, человек тот же. Сфера интересов куда уже, но круг основных уже очерчен. Сочетание суровой мужской романтики с детским изумлением и восторгом перед величием мира. Умение увидеть прекрасное в обыденном (хотя до того умения поведать о нем, которое придет позже - далеко еще). Масса ненужных подробностей, тормозящих повествование и выворачивающих скулу зевотой. У зрелого мастера - всякое слово на идеально для него предназначенном месте, а действие летит или останавливается, повинуясь его воле.

Но были совершенно очаровательные детали и находки. "Афанеор, дочь Ахархеллена" о туарегах, задолго до Диего Васкеса Фильгероа и очень хорошо. Или вот встреча друзей в далеком будущем. Просто скайп-конференция, мы с бывшими одноклассниками подобную проводили. Это о рассказе "Пять картин". Из него же имя русского художника, как-бы наших времен Сокол, с такими не сталкивалась, но звучит очень уж хорошо.

Они все уже ефремовские, эти люди. И они уже хороши необычайно. И какое счастье, что Иван Антонович продолжал писать, несмотря на разочарования и травлю, столько, сколько жил.

Сердце Змеи
3 5
* * * * *

чтение в режиме "запоем", "всё подряд" (ну, на самом деле, разумеется, не всё подряд - в пределах определенных тем и жанров, конечно, но в пределах этих самых тем и жанров - "всё подряд", да) приводит иногда к куда более любопытным результатам, интересным находкам, чем избирательное чтение.

возьмем, скажем, повесть И.Ефремова "Сердце Змеи" (СССР, 1958). если в двух словах: утопическое общество будущего, освоение дальнего космоса, контакт с инопланетной цивилизацией, мир-труд-дружба итд.

основные [пред]положения, на которые опирается автор:

1. все цивилизации развиваются схожим образом. как следствие, на выходе - всегда и только человек, точнее, существо человекообразное. ("человечество давно отрешилось от когда-то распространенных теорий, что мыслящие существа могут быть любого вида, самого разнообразного строения. (…) На самом деле облик человека, единственного на Земле существа с мыслящим мозгом, не был, конечно, случаен и отвечал наибольшей разносторонности приспособления такого животного (…) Мыслящее существо из другого мира, если оно достигло космоса, также высоко совершенно, универсально…! Никаких мыслящих чудовищ, человеко-грибов, людей-осьминогов не должно быть!..").

2. освоение космоса, тем более дальних его участков, возможно только при достижении обществом достаточно высокого уровня развития. как следствие, контакт возможен только мирный. ("на высшей ступени развития никакого непонимания между мыслящими существами быть не может. (...) Мышление следует законам мироздания, которые едины повсюду. (...) Не может быть никаких «иных», совсем непохожих мышлений, так как не может быть человека вне общества и природы").

герои обсуждают литпроизведение - повесть некоего "старинного" автора "Первый контакт". повесть вовсе не выдуманную идеи ради, повесть, реально существующую, в 1945 г. написанную (опубликованную?) американцем М.Лейнстером, повесть, возможно, и вдохновившую автора на написание "Сердца…" так уж удачно сошлись звезды, что мы лично эту повесть читали, причем незадолго до..если в двух словах: утопическое общество будущего, освоение дальнего космоса, контакт с инопланетной цивилизацией, мир-труд-дружба итд. "ну и в чем разница?"- возможно, спросите вы. предоставим ответное слово Ивану Антоновичу (далее - ИА), точнее, его персонажам:

- "мысли и действия людей Земли в повести ничем не отличаются от принятых во времена капитализма, много веков назад";
- "все имена, прозвища и юмористические выражения оставлены английскими. (…)Писатель отразил, как в зеркале, нелепую веру в незыблемость, вернее, бесконечную длительность общественных форм. (…) Английский язык уже тогда был архаическим пережитком, потому что в нем было фактически два языка – письменный и фонетический, и он полностью непригоден для переводных машин. Удивительно, как автор не сообразил, что язык меняется тем сильнее и скорее, чем быстрее идет изменение человеческих отношений и представлений о мире! ";
- "страшнее, чем научное незнание или неверная методика, – косность, упорство в защите тех форм общественного устройства, которые совершенно очевидно не оправдали себя даже в глазах современников"
.

отсюда "Сердце Змеи" (как литобраз - не как литпроизведение) - не просто некая звезда в центре некоего созвездия, к которому направляют свой путь звездоплаватели, но (метафорически… или аллегорически? поправьте меня, если что, филологи!) "сердце литературы защитников старого общества, пропагандировавшей неизбежность войны", как если и не единственно возможного, то самого целесообразного метода решения вопроса установления контакта с иноземцами: прежде чем расстаться с инопланетянами вполне мирно (кстати, не без принятия некоторых предохранительных мер), американцы в "Первом контакте" на полном серьезе прикидывают, как бы (при всем уже сформировавшемся чувстве симпатии) физически оных устранить ("оные" прикидывают то же самое).

не будем осуществлять всеохватывающих анализов, не будем делать никаких далеко идущих выводов, не будем становиться на чью-либо сторону, разбираться, кто, с нашей точки зрения, прав, кто неправ (точнее, кто более прав, кто менее прав и в чем именно), заметим только, что, ко всему прочему (разнице в идеологиях итд), ИА писал во времена хрущевской оттепели, тогда как Лейнстер - в военное время (так и Хайнлайн - "по кораблям! мы сотрем эту поганую планету в порошок!" - писал "Кукловодов "во время военное же, а Браун своего вообщем-то, если и не миролюбиво, то нейтрально настроенного "Мозговика" создал двадцатью с гаком годами позже: "ну, явилось - кстати, не по своей воле - с чужой планеты некое существо, ну, уничтожило пару-тройку человеческих жизней, но ведь оно просто хотело вернуться домой," - не без сочувствия замечает писатель).

п.с.
кстати, А.Кларк (чтобы дважды не вставать) в своем, как считается, лучшем романе "Конец детства"(1953, начат в 1946) - чудным образом разделяя взгляды ИА и одновременно им противореча - силами эволюционно продвинутых чертеобразных пришельцев просто-напросто перекрывает дорогу человечеству в космос, считая его, человечество (на описываемом этапе его развития), незрелым, неготовым к, и предоставляет "резвиться" исключительно в пределах своей родной планеты. до перерождения.