Детство, размер 130x200 мм

В книгу вошла первая повесть знаменитой автобиографической трилогии "Детство", "В людях", "Мои университеты". В ней писатель рассказывает о трудных годах своего детства. Вступительная статья и словарь В. Карпова. Рисунки Б. Дехтерева. Гравировал Ф. Быков.

Автор
Издательство Детская литература
Серия Школьная библиотека
Язык русский
Год 2020
ISBN 5-08-004030-0 978-5-08-004030-6 978-5-08-004371-0 978-5-08-005008-4 978-5-08-005280-4 978-5-08-005758-8 978-5-08-005861-5 978-5-08-006049-6 978-5-08-006382-4
Тираж 4000 экз.
Переплёт твердый
Количество страниц 319
Размер 130x200 мм
Материал тексты , хрестоматия
Длина 130мм
Ширина 200мм
Высота 19мм
Объём 1
Предмет литература, чтение
Класс дошкольное обучение, 1
Область образования литература, чтение, развитие речи
Количество томов 1
Формат 84x108/32 (130x200 мм)
259
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
4.1
* * * * *
Детство
4 5
* * * * *

Я ни разу не была в Доме Каширина. Обязательная школьная экскурсия, едва ли не культовое место города. Ильинская слобода исхожена вдоль и поперек, овраги укатаны, Почтовый съезд – самый короткий путь «вниз», под гору, Успенская церковь всё так же сияет своими куполами, как и в конце XIX века. Ни разу не была, и хорошо. Потому что страшное место. Не могла понять восторженных отзывов: «Представляешь, там та же красильня, и крест, которым задавило Цыганка».

«Детство» Горького очень жестокое. Литераторы признают его автобиографичным лишь отчасти. У Горького, особенно позднего, всегда присутствует воспитательный момент. Маленький Алёша как губка пропускает через себя и впитывает ту среду, в которой оказывается.
«Разве мы хорошо живём?», - спрашивает маленький Алёша у бабушки. – «А разве плохо?».

Горький писал не столько о себе, сколько об эпохе, о народе. Дом Василия Каширина – один из многих. Не оплот человеческого зла, бессилия и глупости, но отражение времени.
Здесь бьют женщин, по выходным порют детей. И все смиряются. «Бог всё видит» – женское утешение. «Вырасту и всем отомщу» – надежда детей. И заказано терпеть.
Максим, отец, запрещал бить Алёшу, воспитывал его в любви и строгости. И в доме Кашириных Алексея любили и берегли, как могли, по-своему выделяя невольно среди детей, выросших в доме. Хотя также били, как и прочих, и наказывали, и спрашивали. Потому что так положено, заведено природой.

Глазами ребенка, впервые переступившего порог дома деда, здесь творятся абсолютно нечеловеческие, непостижимые уму и детскому сердцу вещи. Алёша не понимает и спрашивает бабушку, чего они, чего им всем неймётся. За что?
Взрослые это тоже видят, но по-другому. Найдётся тысяча оправданий и смыслов. Для них это сама жизнь, и другой не было и нет. По-другому не бывает.

Сколько ярких, казалось бы, второстепенных персонажей прошло через Детство, и каждый оставил свой след. О каждом можно написать повесть. Но единственный близкий человек для Алёши - бабушка Акулина Ивановна. Добрая, большая, сильная. Она, пожалуй, сильнее деда, духовнее. Её сказки завораживают. Её пляски и песни народные, и оттого близки и понятны каждому. Но она женщина, и слушается своего мужа. Она считает себя глупой, необразованной, но разумнее многих. Она всех прощает и все оправдывает, не осуждая и не обижаясь.
Слепая, всё примиряющая доброта. Смирение. Иногда хочется, чтобы она закричала, возмутилась. На женщине всё держится в этом доме. А она терпит. Так заведено. Она сильная, с высоко поднятой головой, рядом с мужем.
Алексею она виделась почти святой, хотя в Бога он не верил. Не сложилось ни с бабушкиным, светлым и добрым, ни с дедовым, суровым и непонятным.

Они обе сильные, мать и дочь. Бабушка, которая руководила тушением пожара и «в горящую избу», как настоящая русская женщина. Мать, которая умела сказать так, что все замолкали, и никто не спорил.

Горький написал «Детство», когда ему уже было 45. Большая часть прожитого переосмыслена. Это уже не наивный рассказ мальчика, а обдуманное описание времени. Он даёт взрослую оценку происходящему, хотя и с обидой, и с брезгливостью. В нём нет бабушкиного смирения и всепрощения, но нет и дедового «эх, вы-и!». Зато есть благодарность каждому человеку, который прошёл рядом с ним через его детство.

Детство
5 5
* * * * *

"Детство" Горького - это что то поразительно пронзительное и правдивое. Повесть наполняет тебя, заползает под кожу, остается в сердце и мыслях. Она сурова и жестока, в ней много грязи и мерзости, но ты понимаешь, что это не выдумка автора, не какой то полет фантазии, а жизнь, такая как она есть. Да, она не приятная, да, от нее щемит сердце, но так оно было, так жила большая часть нашей страны, и помнить об этом обязательно нужно!

Читать "Детство" очень интересно, пусть и грустно. Яркие объемные персонажи, на которые мы смотрим глазами маленького мальчика. Дед, бабушка, мать, разные люди, которые появляются в его жизни, оставляют о себе память и легкую грусть. Как по мне, здесь нет ярко отрицательных или положительных героев, они все живые, переливающиеся эмоциями и характерами, как калейдоскоп. Даже деспот дед, не самый приятный персонаж, иногда был милым, ему хотелось сочувствовать и сопереживать.

Это не первое мое знакомство с "Детством", я перечитываю его в 3 или 4 раз, но каждый раз история видится мне под своим углом, становится все глубже и ярче. Ни разу не дочитывала всю трилогию до конца... Но думаю в этот раз я исправлюсь!

Детство
3 5
* * * * *

Не удивлюсь, если многие уже прочитали её по школьной программе или для себя. Книга, многое нам показывает. Она указывает на многие вещи, не понятные малому ребёнку. Книга не большая по своим размерам, так что и прочитать её можно не ленясь ни разу. Из написаного, мы можем понимать, что происходило с Максимом Горьким в его детстве. Мы видим всё, что он пережил, в каких ситуациях был свидетелем и чему научился. Мне особенно понравился стиль написания книги. Тут же можно увидеть, как жилось в те годы, с какими проблемами встречались и что запоминалось в памяти отчетлевее другого. Кроме это-го, мне можем почувствовать, тоже, что чувствовал сам герой Детства. Так мы начинаем больше сочувствовать ему в тяжёлые минуты, радоваться с ним.

Детство
5 5
* * * * *

Началось моё увлекательное путешествие в детство Максима Горького с того, что мне данную книгу порекомендовала наша учительница русского языка и литературы.
Обычно летнее чтение меня особо не увлекает - книги скучные и совершенно неинтересные. Однако, данная книга стала для меня открытием. Её я с упоением прочла за 2 дня. Она рассказывает о необычайно трудном и интересном детстве Максима Горького, про все его невзгоды жизни. Язык повести простой. Будет всё понятно людям любого возраста, главное - вчитываться в строки.
Благодаря этой книге я открыла для себя нового писателя, который в дальнейшим стал одним из самых любимых.
Всем в обязательном порядке рекомендую прочесть! Оно того стоит!

Детство
5 5
* * * * *
Эхма…

В три года у Алексея Пешкова умер отец, и он переехал жить к бабушке и дедушке в Нижний Новгород. Став Максимом Горьким, писатель рассказал о своём детстве – о нравах русской глубинки 1870-х годов и людях, которые на него повлияли.

Мать его предпочитала не бороться и отстаивать, а скорее, убегать, плыть по течению. Дед вымещал зло и недовольство жизнью на окружающих. А бабушка нашла успокоение в смирении и Боге. Странно, но у меня их судьба вызывала не столько жалость, сколько ужас.

Пешков с самого детства был очень упрямым и, несмотря на угрозу наказания, поступал так, как считал правильным. А из-за атмосферы в доме будущий писатель привык к одиночеству – и к чувству, что полагаться и надеяться в жизни можно только на себя. Думаю, это ему впоследствии и помогло.

У Горького восхитительный язык – лучший среди русских классиков, на мой взгляд. Во всяком случае из тех, что я прочитала на сегодняшний день. Удивительно образные описания внешности людей, эмоций, нравов, говора:

Лицо у него было плоское, медное, окисшее, в морщинах лежала какая-то празелень, особенно уродовали это лицо совершенно лишние на нём оловянные глаза, так неприятно прилипавшие к моему лицу, что всегда хотелось вытереть щёки ладонью.

Это по-настоящему удивительная книга, перевернув последнюю страницу которой, хочется тут же начать с первой.

P.S. Жизнь народа не зависит от формы власти. История Акулины Ивановны напомнила мне судьбу моей собственной бабушки: голодное и одинокое детство, муж-алкоголик, поднимавший на неё руку, и трое таких же сыновей, которых она пережила. Родилась бабушка в 1923 году…

Детство
5 5
* * * * *

Это прекрасное произведение, написанное легко о не легких вещах. Пережить и не тронутся умом смерть отца, брата, разлуку с матерью... наверно на все это действительно способен лишь ребенок. Не смотря на то что в новой семье приняты телесные наказания, он при этом остался любознательным и не озлобленным на мир. Ищущий тепла и душевного покоя среди порой малознакомых людей. Книга помогает пережить сложные периоды жизни по принципу "а ведь могло быть и хуже".

Детство
4 5
* * * * *

Умница Павел Басинский в своём сборнике "Скрипач не нужен" очерк о Захаре Прилепине назвал "Новый Горький явился". Так получилось, что "Санькя" я прочитал раньше "Детства". Сейчас вот понимаю смысл фразы Басинского. Произведения, между которыми без малого 100 лет, писаны об одном и том же, рассказаны одним и тем же языком.

Я это к чему. М.Горький, к которому я до сих пор относился прохладно, оказался писателем, который умеет заставить себя полюбить. Более того, он очевидно удивительно современен, и история Алёши Пешкова по своей сути ничем не отличается от жизни Саши Тишина.

Оказавшееся на сломе эпох молодое поколение уже понимает своим детско-юношеским разумением, что так жить нельзя, но вынужденно бороздит по старой колее - по инерции.

Для меня же в "Детстве" самой важной оказалась атмосфера, в которую погружает нас М.Горький. Быт, нравы, уклад, традиции. Во многом хорошие, во многом не очень. Со своим понятием нормы (для сегодняшнего читателя совсем даже не нормы) и своими её нравственными обоснованиями. М.Горький позволяет посмотреть на жизнь России рубежа эпох снизу - глазами простого нижегородского мальчугана. И после "Детства" вопросов о том, почему потребовалась радикальная революционная ломка этого самого социального уклада жизни страны, не остаётся.

Детство
5 5
* * * * *

Как же все-таки странно устроена человеческая натура. Порой я совершаю совсем необъяснимые вещи и очень часто это как раз происходит при оценке книг.
Читала я повести о детских годах двух совершенно разных писателей. И один совершенно точно попал в мои эмоции, в мои воспоминания, угадал все мои ностальгические нотки, все те настроения моего детства, но оценку книги я поставила ниже, чем "Детству" Горького - колкой, колючей, жесткой (иногда даже жестокой) книге.
Читать прозу Толстого - это покачиваться на волнах удовольствия от мягкости, плавности, певучести. Проза Горького - это точность, это немногословность, но глубина, это когда нет никаких других смыслов, а все написано по делу, это царапающие сердце слова, это живые герои с портретами всего в несколько строк.
"Детство" Максима Горького - это энциклопедия домашнего насилия. Это атмосфера ненависти между самыми родными людьми, это постоянный страх и уныние. Для большинства людей, выросших в подобных условиях, дальнейшая жизнь пройдет также тоскливо и убого, но некоторым эта "свинцовая" атмосфера наоборот дает чуткость, умение слышать голоса сердец других людей. Это то дно, от которого сильные люди отталкиваются, чтобы доплыть до лучшей жизни.