Der Vorleser

Der 15-jährige Gymnasiast Michael Berg lernt Ende der 1950er Jahre in Heidelberg Hanna Schmitz kennen. Die 20 Jahre ältere Straßenbahnschaffnerin kümmert sich um ihn, als ihm, an Gelbsucht erkrankt, auf dem Nachhauseweg übel wird. Wieder gesund besucht er sie und erlebt mit ihr seine erste Liebe. Bald entwickelt sich während der heimlichen Treffen in ihrer Wohnung ein Ritual, das der zunächst rein körperlichen Beziehung eine seelische Dimension gibt: Michael muss Hanna, über deren Vergangenheit er nur wenig erfährt, stets vor dem Liebesakt vorlesen. Eines Tages verschwindet Hanna spurlos aus der Stadt. Erst Jahre später sieht er sie als Jurastudent in einem Auschwitz-Prozess wieder, wo sie mit anderen ehemaligen KZ-Aufseherinnen unter Anklage steht. Im Gerichtssaal findet Michael die lang gesuchte Erklärung für Hannas ungeschickte Verteidigung und für viele ihrer Handlungen: Sie ist Analphabetin, verheimlicht dies aus Scham auch im Prozess und wird zu lebenslanger Haft verurteilt. Ihre Mitangeklagten, die ihr die Hauptschuld für ein grauenhaftes, schriftlich dokumentiertes Verbrechen zugeschoben haben, erhalten nur geringe Freiheitsstrafen. Michael, der sich mitschuldig fühlt, schickt ihr regelmäßig Kassetten ins Gefängnis, die er mit Weltliteratur besprochen hat. Anhand der Kassetten lernt Hanna autodidaktisch lesen und schreiben und beginnt sich mit den Verbrechen der Nationalsozialisten auseinander zu setzen. Nach 18 Jahren Haft nimmt sie sich kurz vor ihrer Entlassung das Leben.

Автор
Издательство Diogenes
Язык немецкий
Год 1997
ISBN 9783257229530 978-3-257-22953-0
Количество страниц 206
Объём 1
Количество томов 1
1459
В других магазинах:
Год выпуска: 1997
История цены:
Средний отзыв:
4.2
* * * * *
Der Vorleser
2 5
* * * * *

Мне сложно писать отзыв на эту книгу, потому что не смотря на сложные вопросы, которые в ней поднимаются: отношения между людьми с большой разницей в возрасте, нацистский режим, неграмотность, вопрос виновности, честности, предательства, прощения, я всё равно ставлю ей низкую оценку. И дело тут даже не в сюжете. Дело в подаче. Сухой, безжизненный текст. Если в первой часте была какая-никакая динамика, то во второй всё скатилось к монотонному бу-бу-бу, третья часть получилась более эмоциональной, но картину всё равно не спасает. Не знаю, чья это заслуга - переводчика или автора (так как это моя первая книга у Шлинка), но, честно говоря, дальше знакомиться с его творчеством желания пока не возникает.

Der Vorleser
5 5
* * * * *

Как же легко бранить непонравившиеся книги. Их недостатки можно перечислять бесконечно и с удовольствием. В то же время всегда тяжело сформулировать за что тебе понравилось то или иное произведение. А если это сделать и получается, то, как правило, с помощью одних и тех же банальных выражений: интересный сюжет, глубокие идеи, яркие персонажи.

Роман Б. Шлинка «Чтец» мне понравился. На мой взгляд, это хорошая книга. Но чтобы не писать каких-то очевидных вещей и, не дай бог, не спойлерить сюжет, в этой рецензии мне хотелось бы избежать литературного анализа. Кроме того, из уважения к главным героям мне не хочется обсуждать их самих и связь между ними. Да, я отношусь к Ханне и Михаэлю как к реальным людям и уверен, что им было бы неприятно такое вмешательство с моей стороны. Уж слишком их отношения интимные и стыдливые, хоть и гораздо глубже привычной пафосной романтики. Если вы прочтёте книгу, то и сами всё поймёте. Но мне хотелось бы написать несколько слов о главной идее романа. Имя этой идеи — прощение.

Когда «Чтец» был опубликован в 1995 году, то реакция публики на него была неоднозначной. Несмотря на то, что многим книга понравилась, нашлись и такие люди, которые обвинили Б. Шлинка в перекручивании истории и обелении репутации служащих нацистских концлагерей.

Я думаю, что у некоторых читателей до сих пор возникает такое мнение. Более того, многие вообще бегут от тем войны и Холокоста, как чёрт от ладана. Им не нравится даже само напоминание о тех событиях. Почему-то они считаются табуированными, обсуждать их стало неприлично и часто даже опасно. Мы настойчиво утверждаем, что «Не забудем!», но при этом усиленно стараемся забыть и отгородиться. Удобно полагать, что приговор был вынесен окончательно и бесповоротно на Нюрнбергском процессе, и в будущем мы застрахованы от подобных проявлений человеческой жестокости. Но почему мы стыдимся и робеем? Ведь это была не наша вина, а преступники давно наказаны. Или всё же и наша тоже? Может те события — общая ошибка рождённой в начале XX-ого века новой цивилизации, но мы ещё по-прежнему слишком молоды, чтобы не бояться признать её? Ведь гораздо проще найти одного виновного и с наслаждением заклеймить его позором. Или может быть после 45-ого настал мир на всей Земле, и мы перестали убивать друг друга? Отнюдь. Пусть это происходит не так жестоко и цинично, но смерть от пули или взрыва ничуть не лучше смерти в газовой камере. Война всегда находит себе оправдание. А прощать мы не любим, потому что это означает брать часть ответственности на себя. Даже удивительно как западная христианская цивилизация, много веков исповедующая и несущая в мир идеалы прощения, на самом деле упорно отвергает эти самые идеалы.

Автор романа «Чтец» тоже взывает к нашей совести и милосердию. Его герои нашли в себе силы осмыслить те страшные события, принять их, раскаяться и очистить свою душу. Может быть и у всех нас, целых наций и отдельных личностей, когда-нибудь получится сделать то же самое.

Der Vorleser
4 5
* * * * *
Жизнь наша многослойна, её слои так плотно прилегают друг к другу, что сквозь настоящее всегда просвечивает прошлое.

Все, что нужно знать об этой книге: чуть ли не первый раз, когда проблемы у меня возникли не с чтением, а с написанием рецензии. Читалось-то (вернее, слушалось) хорошо и легко, но собрать впечатления в кучу — все равно, что донести воду в ладошках, чего я, кстати, делать так и не научилась. По дороге все проливается, заливает путь, а до пункта назначения доходят две капли. И тут можно было бы написать еще пару предложений ни о чем, чтобы отстреляться по игре, но попробую все-таки про книгу.

Повествование затянуло меня с самого начала. Несмотря на общую мерзость ситуации — пятнадцатилетний парень путается со взрослой теткой тайком от родителей! — это было интересно и даже красиво, а всевозможные пошлости совсем не казались гадкими. Отнесу это к мастерству автора — так написать откровенную порнуху, чтобы это называли классикой, надо постараться. Хотя я лукавлю: возносят Чтеца скорее за вторую часть сюжета, а также за их совокупность и, предположительно, мильон сильных мыслей, обнаруженных по пути.

Вот тут у меня и случился диссонанс. С одной стороны, тема того, как страшно/больно узнавать о близких людях всякие ужасы, смотреть на них под другим углом... Ну, это было, как минимум, весьма мощно. Не портили картину даже общие банальные истины, которые, наверное, было бы глупо называть излишними. Но откровенно выбесило меня другое: та причина, по которой главная героиня пошла творить зло. Нет, я не сомневаюсь, что для нее то самое, о чем нельзя говорить, чтоб не спойлерить, было значимым, но, е-мое, не оправданием же для подобной работы! Я вот вообще не поняла, не приняла и не могу ее оправдать, даже несмотря на открывшуюся тайну. Ну не тот масштаб, вышло что-то вроде "у меня носок порвался, и за это я убила сто два человека".

В общем-то, меня удивила и реакция Михаэля. Я опять черствый сухарь, наверное, и вижу, что автор вроде как заложил идею о любви и всепрощении, которое эта любовь продвигает. Но для себя лично — не понимаю. Так и выходит, что книга написана хорошо, поэтично даже, есть моменты, которые отзываются в самом сердце, но суть главного конфликта — толерантность отказывает мне в принятии вот этого. Ну сложно же, сложно прощать такие вещи.

Der Vorleser
5 5
* * * * *

Никогда не думала и даже не подозревала, что сейчас люди пишут такие «живые» книги. Она меня просто убила правдой и заворожила. Раньше, самая любимая моя книга была Курбан Саид «Али и Нино», но отнедавна ее потеснила книга «Чтец» Бернхарда Шлинка. Об этой истории можно говорить годами и тысячелетиями, эта тема никогда не оставит ни одного человека равнодушным. А наши дети, которые не застали этого кошмара (и это хорошо), будут, думаю, интересоваться этой темой. И так, приступим к обсуждению.
Бернхард Шлинк родился 6 июля 1944 года в семье профессора теологии Эдмунда Шлинка, переехавшего в Гейдельберг после войны. Детство и юность Бернхарда прошли в Гейдельберге. Окончив классическую гимназию, он поступил в университет на юридический факультет, позднее переехал в берлинский Свободный университет. Защитив кандидатскую, а затем докторскую диссертацию, в 1982 году он получает должность профессора Боннского университета. Занимался конституционным правом. Примерно в конце восьмидесятых годов начинаются его первые литературные опыты. Сначала вместе со своим другом, а потом один он сочиняет трилогию о частном детективе Гебхарде Зельбе. Подобный поворот в биографии выглядит неординарно: солидный профессор, эксперт по государственному праву вдруг обращается к «несерьёзному» жанру. Во всех трёх книгах его главный герой сталкивается с событиями, которые так или иначе связаны с непреодолённым прошлым, определяющим и нынешние преступления. «Право — вина — будущее» — под таким заголовком в 1988 году Шлинк опубликовал своё первое публицистическое эссе, где затрагиваются темы, позднее ставшие ключевыми для романа «Чтец». Прежде всего — тема внутреннего конфликта «второго поколения», разрывающегося между желанием понять истоки преступлений, совершенных поколением родителей, и стремлением осудить эти преступления. Бернхард Шлинк стал первым западногерманским профессором права, который уже в 1990 году начал преподавать в восточноберлинском университете имени Гумбольдта, профессором которого он является и до сих пор.
Не знаю даже как описать свое отношение к книге. Она слишком взрослая, слишком серьезная. Она о чувствах, о боли, о желании жить, любить. О желании выжить. О мечте. О разбитых судьбах. В ней так много всего. И лишь 200 страниц текста. Посоветовать ее сложно, но проходить мимо ее не стоит. Каждый должен взглянуть на ужасную страничку истории не только через цифры статистики указанной в учебниках. Прочитайте о судьбах, об изуродованной психике выживших и их мучителей. Что же касается сюжета, то да, я верю автору. Я верю в отношения Михаэля и Ханнны. Их поступки вряд ли оставят равнодушными читателя. Можно осуждать Ханну, упрекать Михаэля. Но, в тоже время, читая, осознаешь, что многие из нас все же теряют личное становясь частью коллективного, опасаясь выступить против и желая остаться лучшей частью этого коллективного.
Я уже прикупила еще одну книгу этого автора «Женщина на лестнице» и думаю она тоже меня порадует.

Der Vorleser
5 5
* * * * *

Книга- осмысление. Осмысление прошлого поколением немцев, чьим родителям выпало жить в Третьем рейхе и стать участниками и свидетелями небезызвестных событий.
Книга-суд. Суд над целым поколением, которое создало палачей и надзирателей, не попыталось предотвратить тот ужас, а после не устыдилось содеянного.
Но допустимо ли наказание за преступление, которое не предусматривалось законом на момент совершения?
Перед поколением автора встал непростой вопрос: что делать им со ставшими известными фактами истребления евреев?
Есть ли единственно верный ответ на этот вопрос?

Der Vorleser
5 5
* * * * *

Очень многослойная книга. Почему то фильм оставил ощущение «Лолиты» наоборот, и начало книги примерно так и читалось, и проблема связи взрослой женщины с 15 летним подростком казалось главной и очень большой. Тем более, что этот роман прошел красной нитью через всю жизнь мальчика – в каждой женщине он искал Ее… Но дальше, когда начинается судебный процесс, и на свет выходят неприглядные подробности Ее прошлого, становится все сложнее сформулировать и описать свое отношение к героям. Вроде и одобряешь решение суда, а все равно свербит из-за какой-то невысказанности и недопонятости. И вместе с тем, в голове не укладывается, как же можно было пойти на столь страшные вещи просто из-за стыда и страха быть разоблаченной. А потом понимаешь, что не только стыд и страх сыграли роль, а чудовищная культурная пропасть, размытые понятия добра и зла, которые формируются не в последнюю очередь литературой.

Der Vorleser
3 5
* * * * *

Стойкое очучение того, что прочитанные перед покупкой книги рецензии оказались, гораздо интереснее самого романа. Единственное, что осталось в положительном осадке от сего творения - это размышления по поводу того, что "Должно ли караться преступление, если на момент его совершения оно таковым юридически не считалось?"
ПОэтому:
- если вам хочется прочитать литературную историю соблазнения кем-то великовозрастным, кого-то сильно помладше, то лучше остановите свой выбор на "Лолите" Набокова. Там больше психологизма и драматизма.(Не говорю уже о словестном и стилистическом богатстве Набокова).
- если же вас волнует тема нравственной отвественности за содеянное, ("спишет ли все война или нет?"), заявка на которую пусть слабо, но присутствует в романе, то в нашей отечественной литературе ей посвящено столько сильных и пронзительных книг, что вспоминая их, мне лично как-то за Шлинка, чесслово, неудобно.

Der Vorleser
5 5
* * * * *

Не знаю, как описать чувства к книге. Она слишком прекрасна, чтобы облекать ее в банальные слова. Все, чего мне хочется - кричать в пустоту о том, насколько нежным, при поднимающихся темах, вышел роман.
Я не увидела в нем ничего пошлого или аморального. Лишь историю двух сердец, которые стремятся друг к другу сквозь времена и пространства. Глубокое слияние душ. Безумно нежно.
Конец стал полнейшей неожиданностью. Пришлось перечитывать, пытаться понять причины ее поступка. И тут можно позволить себе забыться и развести срач про ответственность и вину надзирателей концлагерей. Я не любитель подобного, но и не могу не высказать своего мнения. Законы должны меняться. И преследовать по новым законам историю, простите, как ковыряться палкой в жирной куче говна. Военное время требует, не спрашивает. И работа палача ровно такая же работа, как тысячи других. Но если не забываться, то поступок ее объясняется лишь тем, что она женщина. Женщина, в которой больше не нуждаются. Женщина, ощущающая сплошное осуждение там, где раньше ощущала страсть, желание и любовь. Мне ее нескончаемо жаль.
И как-то так получилось, что для меня главным героем романа стала она, а не тот, от чьего лица велось повествование. Ведь, по сути, мы смотрели лишь на нее. Сначала через призму влюбленного юнца, затем через осуждение бюрократов и в конце будто от лица стороннего обывателя. Да он еще попытался обернуться пострадавшим от ее рук! Я посчитала это уже просто хамством. В произошедшем не больше ее вины, чем его. А подобные мысли лишь показали насколько он обижен. Исключительно мужская обида. Как собственнику, ему оказалось сложно принять, что объект его поклонения, любовь всей его жизни посмела распорядиться жизнью по-своему.
К книге у меня однозначно любовь. Она прекрасна, изумительна, восхитительна и прочие синонимы совершенства.

Der Vorleser
3 5
* * * * *

Поставила три звезды, потому что читала после фильма и ожидала вау, а фильм понравился намного больше. От книги не осталось никакого послевкусия, ну разве что только неудовлетворенность, чего нельзя сказать про фильм. Язык повествования простоват, и слог не передает всей полноты чувств. Смотрите фильм, господа, и будет вам счастье.