Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре

"Шлем ужаса" - это современное переложение мифа о Тесее и Минотавре, своеобразная "пьеса", созданная в стилистике интернет-чата. Виктор Пелевин создал гипнотический мир, в котором сюрреальное сталкивается и сливается воедино с гиперреальным. Персонажи и сюжеты античной мифологии органично встроены в структуру виртуального диалога XXI века. Открывая книгу, читатель вступает в лабиринт, состоящий из множества параллельных пространств и измерений. Этим лабиринтом является сам текст. Блуждающих по нему ждет Минотавр - чудовище, про которое известно только то, что на голове у него Шлем Ужаса...

Автор
Издательства Открытый мир , Мир детства Медиа
Серия Мифы
Язык русский
Год 2005
ISBN 5-9743-0010-6 978-5-9743-0010-3
Тираж 100000 экз.
Переплёт твердый
Количество страниц 224
Объём 1
Количество томов 1
Формат 84x90/32 (107x200 мм)
89
В других магазинах:
История цены:
Средний отзыв:
4
* * * * *
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

Взрыв мозга. Так можно коротко описать эту книгу. В ней переплетается все и вся. Каждый найдет здесь свои смыслы и истину : от библейских мотивов, до буддистских взглядов на жизнь.
Но если убрать смысл, то читать очень сложно, непривычно и порой противно)

Начинать знакомство с Пелевиным нудно точно не с этой книги:)

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

Данный рассказ написан в рамках Проекта «Мифы» — детища британского издательства «Canongate books». Оно обратилось к ведущим писателям из разных стран с предложением написать авторскую версию любого известного мифа. В проекте так же участвовали Маргарет Этвуд, Давид Гроссман, Мишель Фейбер, Филип Пулман, Умберто Эко.
Больше всего в рассказе мне понравилось начало, то как в чате постепенно появляются персонажи и через свои реплики представляют свой характер и мировоззрение. У героев нет имен, только ники чата, типа 'M'onstradamus, 'I'soldA. 'O'rganizm(-:, 'A'riadna, 'U'GLI 666, 'R'omeo-y-Cohiba. Первые буквы ников складываются в слово Минотаурс (Минотавр), миф которого и используется. Начало книги ну очень смешное, я, наверное, час только смеялась, потом уже вступает немного хоррор и блуждания по лабиринту, и лично мне очень понравившийся финал. Сюжет фантастичный и, что называется, «взрыв мозга», ибо очень все запутано, сплетено и скрытно. И это невероятно и здорово.

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
3 5
* * * * *

ну такое.

как говорится, это не тот пелевин, которого я ожидала. в отличие от книжки про вампиров, где за игрой слов стояли какие-то многогранные смыслы, этот текст мне напомнил джойса, немного павича и проч., где форма и ее красочная презентация важнее сути

смахивает на эссе в пять локтей, которое гарри поттер должен сдать профессору флитвику. или на разминку команды по спортивному "что?где?когда?". есть какие-то тезисные смыслы и наброски вокруг темы.

может, я что-то упускаю просто и гениальные дискурсы с симулякрами где-то рядом, а книга не просто нагромождение разрозненных аллюзий и метафор

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

Я видела много отзывов на «Шлем Ужаса». Многие жаловались на то, что мозг взорвался, а понять почти ничего не удалось. И, если честно, если бы я не интересовалась буддизмом, то сама могла бы остаться недовольна прочитанным. А ведь эта книга представляет нам абсолютно буддистскую картину мира. Здесь практически нет той социальной сатиры, которая обычно наполняет произведения Пелевина. Вместо этого автор фокусируется на изложении своих религиозно-философских взглядов, соединяя древнегреческий миф о Минотавре со скандинавской мифологией, буддистким учением и даже элементами христианства.

Название книги взято из скандинавской мифологии. Шлем ужаса принадлежал клану верховного Бога Одина. Носящий же этот шлем по преданию наводил ужас на все живое вокруг. Но Пелевинский Шлем Ужаса имеет существенную разницу – он порождает ужас не в окружающих, а в самом его носящем. Какую же роль он играет и что вообще означает Пелевинской повести?

Шлем Ужаса – это как бы и место действия, и некий символ. Герои этой повести, если смотреть чисто на внешний сюжет, оказываются в незнакомой для них реальности, запертые в комнатах, где каждый имеет доступ лишь к компьютеру и к чату. У нас есть 8 основных персонажей-участников чата. Они не могут физически увидеться, всё их общение происходит через компьютер, где они переговариваются под данными им кем-то сверху никнеймами. Они пытаются понять, как они здесь оказались, кто за этим стоит и где же из этого всего выход. Но книга так запутанна, что, похоже, читатель оказывается в лабиринте вместе с её героями.

На мой взгляд, в контексте данной повести Шлем Ужаса символизирует так называемое в буддизме «промежуточное состояние» или «бардо». Под ним можно понимать интервал между одной жизнью и следующей, т.е. период времени между одним перерождением и другим. Эдакий лимб. От точки А до точки Б у нас существуют разные стадии этого Бардо: например, бардо жизни, т.е. жизнь текущая, какой мы её знаем; бардо смерти, когда мы умираем; и бардо становления - промежуточное состояние, длящееся от обретения нового психического тела, т.е. того, что мы обычно называем душой, становления до обретения физической оболочки. И вот, на мой взгляд, место действия здесь именно эта промежуточная стадия становления. В конце концов, если происходит перерождение, то шлем ужаса как бы заново надевается на человека, становясь бардо жизни, т.е. нашим восприятием жизни. Тут он уже будет выступать в качестве ограничителя, «барьера» к просветлению и осознанности, заставляя который человек в силах преодолеть лишь с помощью духовных практик.

Пелевин очень необычным образом решил показать нам именно момент вот этого перерождения. Этому свидетельствует и тот ужас, которые испытывают герои в конце книги. В буддизме жизнь, как и само рождения, воспринимаются как страдание, поэтому испытываемый ужас перед этим процессом понятен. В момент перерождения все предыдущие воплощения складываются, как складываются и различные грани развившейся личности, в данно повести олицетворяемые 8 персонажами чата, и образуют личность совершенно новую - Тесея, который выйдет из лабиринта.

Конечно же, эту книгу можно интерпретировать по-разному. И всё же, я советую читать её тем, кто уже имеет интерес к буддизму и философии.

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

Книга от неизвестных: ХХХ, который работает на ХХХ, которому ХХХ лет, который закончил ХХХ и имеет ХХХ образование. И таких ХХХ несколько. Все они оказались в закрытой комнате и получили возможность общаться лишь посредством интернета. Казалось бы - все сложно. Но нет – все намного сложнее: им предстоит разгадать загадки и найти выход из лабиринта. Все совершенно разные, но так и не ясно до конца, действуют они заодно или каждый сам за себя. Потрясающий миф на новый лад.

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *

Пожалуй, Шлем Ужаса — одно из самых лёгких средне-крупных произведений Пелевина (то есть не рассказов). Оно прямо таки перенасыщено повторяющимися знаками, которые, к тому же, тщательно разжёвываются. Нет, не явно, конечно, но всё равно очень прозрачно. Можно сравнить, например, с Омон-Ра, но и там детали-символы не так активно повторяются, а рассеяны по цельному внешнему сюжету. Высокая концентрация символов в Шлеме Ужаса возможна как раз благодаря дискретности сюжета. То есть, сюжет образуется цепью относительно автономных эпизодов, в каждом из которых присутствуют символы трёх систем, так или иначе преобразуясь и обрастая всё новыми смыслами. Каждая система символов отдельно и подробно рассматривается в тексте. Первая система дана ещё до начала текста, в названии "Шлем Ужаса. Креатифф о Тесее и Минотавре": это символы, восходящие к мифу о Минотавре. Вторая система раскрывается в пересказе второго сна Ариадны: это устройство Шлема, каждая деталь которого — символ. Третья система связана с приёмами оказания влияния на "свободный выбор" Шлемиля, сводящими интерактивность к псевдоинтерактивности, здесь символом является каждый отдельный приём. Нельзя сказать, что какая-то одна система является для текста коренной, хотя есть желание назвать такой "минотаврскую" систему: нет, текст можно рассматривать в рамках каждой. Каждый эпизод так или иначе включает символы всех систем, мало того, система персонажей может рассматриваться как одна из этих систем: каждый персонаж — это и часть Минотавра, и деталь Шлема, и Шлемиль, на котором испытывают один из приёмов. А в эпизодах, где эти системы рассматриваются, лежат ключи к их пониманию. Поэтому я считаю Шлем Ужаса довольно простым для понимания произведением.

Но вообще-то, имхо, не так сложен Пелевин, как его малюют. Да, он создаёт свой символический сакральный язык — но он всегда даёт ключ к его пониманию, который не заметит разве что слепой (или сильно привыкший к реализму (в смысле особенности взаимодействия мира текста с миром внешним, т.е. высокий уровень голого мимесиса, а не в смысле метода), оттого не умеющий въехать в симультанность нескольких виртуальных реальностей). Почти всегда в основе системы персонажей у Пелевина оказывается пара "ученик-учитель(-я)", которая в актантной схеме соответствует паре "субъект-помощник", объектом же чаще всего оказывается "освобождение", возможное лишь при понимании сакрального. В итоге на протяжении произведения учитель объясняет ученику сакральное — и тот понимает. А поскольку ученик является по сути протагонистом, то, получается, и читатель понимает вместе с ним. Я не говорю, что Пелевин просто поясняет свои произведения — это было бы глупо, — но он даёт читателю ключ, притом довольно явно в лице учителя, остальное уже за читателем. И, имхо, каждый читатель своё может найти, если постарается не прозевать ключ.

Комплекс идей Шлема постигается через системы символов, которых в тексте три. Вот в системе персонажей как Минотавре с Тесеем в центре некоторые критики видят личность перед рождением (перерождением), собираемую по кусочкам, но не находящую Тесея, оттого и не рождённую в итоге — а это то, к чему стремится душа в буддистском понимании учения реинкарнации. То есть, проще говоря, всю повесть части души, эгоистически желая нового воплощения, ищут главную часть, а она не приходит, потому что в процессе поиска душа освободилась и достигла того Урала, который в Чапаеве, достигла некоей Пустоты, нирваны. Вот идея номер раз: стремление к прерыванию порочного круга перерождений.

Сам лабиринт и малая вероятность найти там искомое поднимает проблему понимания субъекта субъектом, наиболее полно выраженную в истории Ромео и Изольды, которые считали, что понимают друг друга и правильно соотносят факты своих миров, а в итоге ошиблись. Вот идея номер два: совпадения в форме знаков, их омонимия, не обязательно означает их смысловую тождественность, омосемию.

Устройство Шлема рассказывает нам о реальной (с т.зр. Пелевина) мотивировке наших действий — да и вообще механизме исторического процесса: прошлое подогревается внешними раздражителями и создаёт пузыри надежды, которые, лопаясь на решётке сейчас, заставляют Шлемиля приниматья те или иные решения. Думаю, эта идея очень прозрачна, чтобы её отдельно пояснять. Ну, разве что напомнить, что каждый из нас Шлемиль и что в повести то и дело идея иллюстрируется.

Четвёртая идея — идея управления Шлемилем извне. Тут в центре рассказ о том, как нужными методами можно влиять на свободный выбор Шлемиля. А эта идея, между прочим, одна из центральных пелевинских: образ homo zapiens (человек переключаемый), зомби, которым управляют. Тут и прямая отсылка к тоталитарной природе социума.

Всё венчает метаидея, а точнее, проблема различения реальности и иллюзии, правильного и неправильного, свободного и навязанного: какой путь в лабиринте правильный? Насколько истинно то, к чему ты стремишься, движимый пузырями надежды? Насколько свободен и насколько твой твой свободный выбор?

Вот с такими вопросами остаёшься, закрыв книгу.

PS. Кстати, вспомнил, что и в "Чапаеве", и в "Жизни насекомых" композиция весьма похожа на Шлемовскую, я имею в виду дискретное соединение разных сюжетов (чего уж говорить — в разных мирах, притом вовсе необязательно, что 1 сюжет = 1 мир, герои путешествуют по мирам даже в рамках одного эпизода, хотя это даже не миры, а разные слои одного мира что ли), однако такого систематического единства символов там не наблюдается. В "Чапаеве" эпизоды, несмотря на сюжетность, превращаются в длинные болталки (отличие от Шлема, где эпизоды, несмотря на "чатовость" становятся сюжетными) и всё об одном в разных проявлениях — о Пустоте и о "России в Пустоте" (хотя тут тоже замысел определяет форму: эпизод с Марией об "алхимическом браке России с Западом" остросюжетен и почти без разговоров, как голливудский боевик, а эпизод с Сердюком об "алхимическом браке России с Востоком" созерцателен, как японская поэзия

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

М.: ЭКСМО, 2005

«Шлем ужаса» считается пьесой, но написан в форме чата, здесь нет никакого авторского текста, только реплики общающихся по локальной сети пользователей с никами авторов. То есть - сплошняком прямая речь, это и роднит данное произведение с пьесами, но в отличие от них, в «Шлеме» нет даже ремарок с описанием обстановки или характеристикой персонажей. О себе каждый персонаж рассказывает сам, и читателю остаётся самому решать (как и собеседникам рассказчика), верить ему или нет.

В принципе, уже можно вести речь отдельно о подобном литературном жанре (или поджанре), который условно назовём «чат». До книги Пелевина я читал ещё одно произведение, целиком состоящее из прямой речи – это роман «Очередь» Сорокина, написанный ещё в 1983 году. В нём персонажей вообще не было, вернее был один – безликая очередь, а сам текст складывался из обрывков разговоров, краем уха услышанных фраз, ругани, междометий и восклицаний, произносимых стоящими людьми в очереди. Интересно, что в 2008-м Владимир Георгиевич написал некое подобие ремейка этого своего романа – одноимённый рассказ, вошедший в сборник «Сахарный Кремль». Но обе «Очереди» предполагают, что прямая речь произносится персонажами, а «Шлем ужаса» изначально произведение текстовое, поскольку чат (во всяком случае, так было во время написания, в 2005-м) не предполагает звучания (что, впрочем, не помешало выпустить шикарную аудиокнигу-спектакль, в котором заняты актёры и различные медийные личности: Леонид Володарский, Мария Голубкина, Алексей Колган, Сергей Фролов, Рафаэль Сафин, Тина Канделаки, Юлия Рутберг, Николай Фоменко, Александр Ф. Скляр). Позднее, кстати, появился ещё один рассказ-чат «В хорошие руки» (2009), написанный Анной Старобинец. Это всё к вопросу о жанре, возвращаемся к «Шлему».

Для узнаваемости и привлечения внимания я слямзил заголовок для отзыва у Роберта Асприна, хотя было бы более точным обозвать данный текст «Ещё одна великолепная интерпретация известного мифа». Но и это не совсем точно, поскольку Пелевин, несмотря на то, что действительно своеобразно интерпретировал древнегреческий миф о Минотавре, но не сделал эту интерпретацию в прямом смысле новой и оригинальной. Рассказал он Тесее-Ариадно-Минотаврическую историю, конечно, очень по-своему, но необычным это будет только для тех, кто не знаком с творчеством Виктора Олеговича, для поклонников писателя данная пьеса является всего лишь ещё одним кирпичиком (далеко не самым значимым и внушительным) в великой пелевинской стене, отгораживающей реальность от её собственного отсутствия.

Взаимно скрывающееся друг в друге Ничто (находящееся везде) и Всё (берущееся из ниоткуда), Никогда и Всегда, Нигде и Везде – это можно назвать основным метафизическим дискурсом всех произведений Виктора Олеговича. В каких-то его книгах рассуждений на эту тему больше, в каких-то – меньше, но всегда они лишь оттеняют сюжет, являясь фоном, на котором и рисуется полотно. В «Шлеме ужаса» кроме этих рассуждений нет больше ничего, разложившись на девять фейков, пустота рассуждает сама с собой о своей собственной природе, не давая при этом себе осознать свою суть, чтобы не стать великим ничто.

Надо отметить, что на протяжении всего творчества Пелевин подобным образом сохраняет существующую реальность от исчезновения: повествует о пустоте, которая маскируется реальностью. Дело в том, что облечённая в форму художественного произведения информация уже изначально является предположительно ложной, имеющей вымышленную природу. Вселенная, внимающая данному сакральному тексту миллионоглазым читателем, не может поверить до конца в истинность прочитанного; потому и существует, до сих пор не исчезая, призрачный мир - лабиринт мыслительных конструктов, облечённый в мираж физической реальности.

Закончу фразой Ариадны, начавшей ею чат:
Построю лабиринт, в котором смогу затеряться с тем, кто захочет меня найти – кто это сказал и о чём?

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

Фантазия автора поражает. Я просто не понимаю, как можно столько всего намыслить и напридумывать. Многое для меня так и осталось непонятным, но бывает, что непонятность бесит и отталкивает, а тут как-то завораживает. В этом наверное и заключается гений автора. А еще люблю, когда книги побуждают в очередной раз подумать о каких-то вещах, поспорить с самим с собой или побудить к дискуссии своих друзей.

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *

Мифоспойлеры в наличии))

Пелевин - это всегда взрыв мозга, поэтому настраиваться на легкое чтение, открывая его книги, никак не стоит. Открывая "Шлем ужаса". мы попадаем в довольно странный чат, участники которого вскоре понимают, что они должны искать выход из лабиринта. В центре - античный миф о Тесее и Минотавре, который у Пелевина приобретает совершенно оригинальную трактовку. Известная история противостояния героя и чудовища оборачивается внутренним противостоянием: герой и чудовище - это в общем-то одно и то же, просто блуждая в жизненном лабиринте, подвергаясь многочисленным манипуляциям, мучаясь от иллюзий выбора, герой сам создает монстра. Монстр - это он сам через призму собственных страхов, через глазницы Шлема ужаса. Бороться с ним - значит проиграть, ведь битва с самим собой заведомо обречена на провал.

Кроме трактовки мифа, в тексте присутствует излюбленная пелевинская идея о вечном ничто, создающем и уничтожающем само себя, о той самой Пустоте, где есть всё и ничего нет, потому что нет самой Пустоты. Эти мысли кому-то могут показаться вторичными, их можно назвать самоцитированием и говорить о том, что Пелевин не оригинален, но мне понравилось сочетание несочетаемого: буддийской и античной философии в контексте современного мира.

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *

Удивительный формат книги. Она состоит из сплошного чата между восьми героями, которые необъяснимым образом оказываются в разных комнатах, каждый из них имеет доступ в чат, в котором, собственно они и общаются, пытаясь выяснить что происходит. Говорят, самый философский роман Пелевина, с проведенными параллелями жизни, как лабиринта, с приплетенными мифологическим Минотавром и Тесеем. Очень интересно, читается быстро и увлекательно.

Цитата из книги: Лабиринт возникает тогда, когда надо принять решение при наличии ситуации выбора.
Оценка: 9/10

Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
После прочтения книги примерно через пару часов до меня дошло решение этой литературно-математической задачи с 8-ю неизвестными.
Чат-то чатом, а в итоге MINOTAUR превращается в MINOSAUR (бык - в дракона) путём выхода Т (Тезея) из слова и заменой его на S (Sliff). Явная аллегория смерти (= рождения). Участники чата - буквы имени Минотавра и одновременно составные части его как существа, где: М (Monstradamus) - интеллект, I (Isolda) - женское начало, N (Nutscracker) - рациональное, O (Organism) - физическая природа, T (Theseus) - душа, A (Ariadna) - интуиция, U (UGLI 666) - иррациональное, R (Romeo) - сексуальный драйв. Сам текст и есть лабиринт с параллельными пространствами. Вовсе не обязательно слушать 33 раза аудио-книгу. Нужно лишь внимательно читать текст автора и доверять своей "Ариадне".
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *
Давненько я не читала Пелевина, вдруг он уже стал интересен? Надо проверить, решила я. Тем более меня привлекало слово "мифы" в названии проекта. Оказалось, что книжка написана в форме многолога в чате. Несколько человек оказались вдруг в комнатах с компьютерами и выходом в непонятное пространство. Они могут общаться между собой только через этот самый чат и пытаются понять, что вообще происходит, и где они. Это легко читаемая, крошечная по объему книжка, основное содержание которой сводится к попытке описать работу мозга, одновременно привязываясь к легенде о Минотавре.
Бесполезная, но, пожалуй, приятная безделица, для тех дней, когда своя трава уже кончилась.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
2 5
* * * * *
Теперь Пелевин может генерировать любой случайный текст, и все равно его будут читать, восхищаясь гениальностью автора. Где тот автор, что написал "Омон Ра"?
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Будь я настоятелем в дзен-буддийском монастыре, то ввел бы в коан-программу «Шлем ужаса» Виктора Пелевина. Вдумчивое прочтение этого произведения гарантирует долгое и устойчивое сатори.

А еще «Шлем ужаса» прекрасно подойдет студентам-психологам для изучения работы человеческой психики. Прочитав «Шлем ужаса», Зигмунд Фрейд мог бы решить переквалифицироваться в управдомы.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *
и общее впечатление от вещи весьма положительное. Но, по-моему, для "падонкаффскава" языка возраст уже все-таки не тот... Да и не стоит РуНет попыток философского осмысления (надеюсь, пока не стоит). Это скорее вотчина бихевиористов и социо-психологов... Хотя, конечно, покопаться в мозгах (своих и чужих, здоровых и больных) всегда приятно :-). Прочитать (и получить удовольствие), конечно, можно, но рекомендовать эту вещь в качестве обзательной для прочтения я бы не стал...
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Для того, чтобы проникнуться этим произведением, без сомнения, гениальным, мало просто прочитать его. Нужно прослушать внимательно аудиокнижку, которую читают Фоменко, Канделаки и др. Причем слушать нужно не один раз, а желательно хотя бы раз-два в неделю перед сном. После нескольких недель вы, наконец, поймете, что имел в виду автор. Поймете, почему может быть пустота в пустоте, и при этом находиться в шлеме ужаса. Только после тщательного и внимательного разбора книжки, вы сможете увидеть себя в зеркале Тарковского и почувствовать на себе пузыри надежды.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Всегда приятно видеть развитие. Книга об интернете, правда, не первая (хочется вспомнить "Ощупывая слона" и "Ангелы на первом месте"), что не умаляет ее новизны. Искрометно и стремительно.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Книга захватывает сразу, читается легко, на одном дыхании и предоставляет большое количество пищи для размышления. Кому-то текст покажется безумным бредом, но на самом деле в нём есть, над чем подумать.

Перед прочтением рекомендуется освежить в памяти миф о Минотавре и Тесее :)
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Что, еще есть люди, которые не читали? Прочтите - получите большое удовольствие!
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Да да, именно такое. Но начну по порядку.
Говорят, что книги Пелевина можно не только читать, но и курить. Это всё, что я знал о Викторе Олеговиче до этой книги. Как Вы понимаете, креатифф был первой книгой ПВО, попавшей в мои руки. Читается это тяжеловато из-за стиля написания (если это можно так назвать). При чтении очень хочется наконец добраться до конца, чтобы узнать, в чём фишка то...но в конце фишки нет...аффтар оставляет нас с листом бумаги, мятым таким, запачканным каракулями листом бумаги...куча закорючек и всё...мысли в голове после прочтения в книге просто бесятся, поймать и удержать хотя бы одну из них невозможно!!! И вот, спустя некоторое время, мысли успокаиваются, становятся более податливыми и начинают потихоньку собираться, как начинают постепенно набирать смысл и те крючки на мятом листке...они собираются в слова и картинки, открывая ....


...нет, я не оборвал мысль и свой отзыв, я дал тебе его просто додумать, как и Пелевин, давший тебе додумать продолжение своей книги...в этом, наверно и есть фишка...
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
1 5
* * * * *
Скучно. Очень скучно. Книжонку можно рекомендовать как хорошее снотворное.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
1 5
* * * * *
Идея выражена такими художественными средствами, о которых мало кто подозревает.
В процессе чтения всё возрастает интерес к тому, зачем это, каков смысл процесса и чем дело кончится и только в самом конце понимаешь, что именно произошло, а если и нет, то всё равно ощущаешь это.
Это произведение написано в том числе и про тех, кто прочитает это произведение.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
5 5
* * * * *
Как всегда все непонятно, необычно и гениально! Советую к прочтению:)
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *
Эта небольшая повесть - первое философско-художественное осмысление Интернета. Пелевин как всегда великолепен. Остроумно, тонко, глубоко, современно.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *
Читал с интересом. Небольшой объём, прикольная форма. Местами щекочет нервы.
Просветлиться или прозреть - это, конечно, вряд ли (к теме буддизма и иже с ним), но один раз прочитать можно.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
4 5
* * * * *
Я просто в восторге - очень тонкая книга. На мой взгляд, Пелевин вышел на новый уровень.
Шлем ужаса: Креатифф о Тесее и Минотавре
3 5
* * * * *
Начало книги достаточно многообещающее, но к концу становится просто не интересно, учитывая просто ужасный конец. На мой взгляд такое происходит из за нехватки места, которого на концовку явно не выделили...(возможно из за формата серии "Мифы")