Сады диссидентов, размер 145x215 мм

Джонатан Литэм – американский писатель, автор девяти романов, коротких рассказов и эссе, которые публиковались в журналах The New Yorker, Harper's, Rolling Stone, Esquire, The New York Times и других; лауреат стипендии фонда Макартуров, (MacArthur Fellowship, 2005) – ее называют “наградой для гениев”; финалист конкурса National Book critics Circle Award – Всемирная премия фэнтези (World Fantasy Award, 1996). “Диссидентские сады”, последняя из книг Литэма, – монументальная семейная сага. История трех поколений «антиамериканских американцев» Ангруш-Циммер-Гоган собирается, как мозаика, из осколков, обрезков и клочков воспоминаний множества персонажей: среди них и американские коммунисты 1930-50-х, хиппи 1960-70-х и активисты «Оккупай» 2010-х. В этом романе, где эпизоды старательно перемешаны и перепутаны местами, читателю предлагается самостоятельно восстанавливать хронологию и логическую взаимосвязь событий.

Автор
Издательство Corpus
Перевод Азаркович Татьяна
Язык русский
Год 2014
ISBN 978-5-17-085499-8
Переплёт твердый
Количество страниц 592
Размер 145x215 мм
Длина 145мм
Ширина 215мм
Высота 33мм
Объём 1
Оригинальное название Dissident Gardens
Возрастная категория 16+
Наличие иллюстраций без иллюстраций
Тип бумаги офсетная (60-220 г/м2)
Количество томов 1
Формат 60x90/16 (145x215 мм)
89
В других магазинах:
Год выпуска: 2014
История цены:
Средний отзыв:
3.4
* * * * *
Сады диссидентов
2 5
* * * * *

Читая эту книгу я не могла отделаться от одной мысли: "Боже, зачем я трачу свое время на эту чушь?". Но все-таки я ее добила. И только для того, чтобы убедиться – эта нелепость так и закончилась пшиком. Самое поразительное при этом, что это не такая уж плохая литература. Если вы откроете этот роман на любой его странице, то обязательно зацепитесь глазом за какое-нибудь искусное описание образов или моментов. Язык, вырванный из контекста, очень хорош! И когда я только начинала, то предвкушала море удовольствия от "большого американского романа" с интересной темой и рассказчиком немного взявшим от Пинчона.

Но страницы ползли, а тон не менялся. 100 страниц, 200 – а то, что казалось вводными зарисовками, определяющими персонажей, так и продолжилось дальше. В книге не происходит НИЧЕГО! Ни одна из ситуаций не заканчивается чем-то серьезным. И тем более не перетекает в что-то другое, создавая историю. И раз за разом этот роман все больше напоминал повествование очень умного когда-то, но ныне страдающего деменцией человека. Он сыплет изысканными формулировками и тонкими отсылками к фактам и явлениям, но стоит внимательней к нему прислушаться, как понимаешь, что за каждым кажущимся осмысленным предложением кроется чушь. И они, навешанные одно на другое, не прибавляют никакого смысла истории и рассказу. После каждого десятка страниц мне хотелось сказать автору: "Ну о чем же ты нам рассказываешь? Что я должна понять, увидеть за этим потоком слов? Есть ли здесь история или настроение?". И перевернув последнюю страницу я ответов на эти вопросы не получила.

Конечно, я не самый репрезентативный представитель читателя этого романа. Он написан для американского читателя, при том или читателя старшего возраста или действительно интересующегося тем периодом молодого читателя. Потому, что большую часть отсылок я не поняла, имен не узнала, ценности не оценила. Даже сноски давали мало – ну рассказывается мне, из какой песни взяты эти строки. Но ни сами строки, ни название мне ничего не дают. Я примерно понимаю 60-70 годы. И если бы речь шла о них и в романе появлялись герои "Лета любви", Джоплин, Хэндрикс – тогда другое дело. Но вот то, что было чуть раньше, 50-е, этот период прошел совсем мимо меня.

И самое странное, конечно, как и кому могут быть интересны такие вот образы – еврейка-коммунистка, чернокожий гей-профессор, потерянный в годах сирота - сын хиппи. Когда их вот так перечисляешь, то кажется, что за каждой из этих жизней должно скрываться море интересного: истории преодолений и реальной борьбы с обстоятельствами и обществом. Что эти люди могли пройти пути, каждый из которых достоин отдельного романа. Что им есть, что нам сказать. Но на практике оказывается, что либо рассказывать совсем нечего, либо автор слишком зациклился на их образах, очерченных несколькими легкими касаниями, чем глубоким повествованием и раскрытием героя. 600 страниц книги, 4 главных героя. И мне нечего рассказать вам ни об одном из них, кроме одного-двух определений, которыми наделяет их автор.

Больше всего в этой книге меня разозлило то, что она заставила меня испытать разочарование на физиологическом уровне. Так бывает с музыкой. Даже если вы не профессионал, то гармония композиции все равно услышится. И вы безошибочно чувствуете, когда идет вступление, когда – основной мотив, а когда – кода. И если вдруг в самый очевидный момент плавное вступление не переходит в мощную основу, а вновь скатывается к начальным плавным музыкальным фразам, то диссонанс ощущается на физическом уровне. Организм реагирует внутренним содроганием и больше ты это произведение слушать не будешь. Так вот с этим романом так же. Одно сплошное вступление.

C.R.
Хорошая обложка. Очень тонко отметившая основные образы романа. Она – лучшее что есть в этой книге. Американские скучноваты. А вот греческая тоже хороша.

Сады диссидентов
4 5
* * * * *

У кого, как ни у российского читателя может возникнуть интерес к книге о жизни американских коммунистов, которые у Литэма получились, если не отцами-основателями американского левого движения, так уж точно матерями. Чего стоит образ Марии Циммер, наводившей страх и ужас не только на представителей буржуазно – капиталистических устоев, но и на членов собственной просоветской компартии. Ее дочь Мирьям Циммер унаследовала от матери страсть к утопизму, но не способности к самодисциплине, что превратило ее в харизматичную хиппи, вечно тусующуюся и покуривающую травку. Сын Мирьям будет воспитан квакерами – прямыми предшественниками американской контркультуры. Да и сам Литэм, кстати, принимал участие в протестной акции «Оккупай Уолл - стрит» и призывал своих читателей присоединиться к этому движению. В общем, этот роман изобилует всевозможного рода протестами, недовольствами, нонконформизмами и маргинализмами…
Сюжет «Садов диссидентов» складывается из историй трех поколений американских леваков: коммунистов из 50 – х, хиппи из 70 – х и «анонимусов» из нашей эпохи. Объединяются эти три поколения если не семейными узами, то уж точно общими идеями, носители которых стараются казаться умнее и честнее всех остальных. Сам Джонатан Литэм не жалует этих бунтарей и местами высмеивает их за излишнюю привязанность к разным идейным течениям, которые зачастую находят определения самим людям, а не наоборот. В этом смысле героями романа становятся общественно – политические лозунги и идейные направления, а люди – их психологическими портретами. Художник остается в стороне и виртуозно наполняет красками пустоту фона, подчеркивая индивидуальность каждого из своих персонажей отличительными дефектами, привычками, мимикой. Здесь нужно отдать должное писательскому мастерству Литэма и достойному переводу Азаркович.
Понять этот роман смогут все, но по-разному. Очевидно, что понимание зависит от возраста и жизненного опыта читателя, а также от его политической осведомленности и зрелости. Но основным решающим фактором в понимании «Садов диссидентов» послужит наличие советского багажа за спиной или его отсутствие. В этом смысле роман Джонатана Литэма становится семейной книгой, особенно у нас в стране.
Но если вы хладнокровно относитесь к политическим страстям, то, возможно, вы увидите трагедию иного характера. Почему эти умные и честные бунтари проигрывают? Является ли их проигрыш приговором для нашего пропащего мира? Или же неудачной попыткой обрести собственное недостающее счастье в сопротивлении и протестах против злого вымышленного мирка? Может быть, этот несчастный мирок отражается лишь в несчастных глазах? Ведь, по сути, персонажи у Литэма по большей части несчастливые люди.
Справедливо будет вспомнить и наших диссидентов, например, Егора Летова: \\А при коммунизме всё будет хорошо\\Он наступит скоро — надо только подождать\\Там всё будет бесплатно, там всё будет в кайф\\Там наверное вообще не надо будет умирать\\Я проснулся среди ночи и понял, что – все идет по плану\\.

Сады диссидентов
4 5
* * * * *

Знаете, чего мне раньше не хватало?
Я никогда не курила траву в компании американской литературы. С «Садами диссидентов» это стало реальностью.
Я думаю, что нужно создавать группы психологической помощи и поддержки для тех, кто прочитал что-то особенное. Если бы эта книга была песней, то это была бы Secret Garden Брюса Спрингстина.
Представьте себе штат Мэн без Джона Ирвинга, но с той же раскрепощенностью населения и отсутствием рамок в их поведении. Прибавьте к этому пятисантиметровый слой политической борьбы и щепотку социокультурной пыльцы от Джонатана Франзена. Включите любую песню Боба Дилана, купите дешевой уличной еды, если у вас нет девушки или парня, возьмите в руки хотя бы гитару. Замрите на мгновение. Вот сейчас вы готовы войти в Сад.
Там вас уже ждут немецкие евреи из Любека. Это легендарная Роза Циммер, её муж Альберт и их дочь Мирьям. Я практически сошла с ума в думах о том, как рассказать об этой семье.

Они живут в еврейской коммуне на окраине Нью-Йорка – в Саннисайд Гарденз, именно там, зародившись в гостиных, медленно начинает умирать, перебравшись в тесные кухни, американский коммунизм.

Политика так и клубилась в воздухе – оторванная от каких-либо теорий или партий, – просто политика в виде клубов пара, в виде облаков.

Проза Литэма многослойна как торт Наполеон, который лучше всех готовит моя бабушка. Набитая рука автора создает хаос из ярких воспоминаний, которые совсем не лишены своей силы и небольших подсказок Литэма о том, как всё связано. Это настоящий лабиринт, жизненный путь трех разных поколений и семей – евреев, ирландцев и негров, который начинается с 1930 годов 20 века в Любеке и завершается в 2000-х где-то в толпе движения «Occupy» в Нью-Йорке.
Важная деталь, которую следует помнить, приступая к чтению: в этой книге, как и в жизни любого человека, нет сюжета. СЮЖЕТА НЕТ. Есть только фрагменты судеб простых людей, которые очень хотели изменить себя и окружающий мир.
И это настолько понравилось зарубежным критикам, что все единогласно признали «Сады диссидентов» лучшей книгой Литэма. Сам автор называет Сады коммунальной мешаниной из цветочных клумб и овощных грядок. Шикарная метафора, которая во многом описывает атмосферу Нью-Йорка 50-х – женщины, у которых отлично получалось быть лидерами, геи и хиппи, темные и белые, которым каждый день приходится выбирать между реальностью и желанием. Маяком в запутанных и незнакомых улицах Нью-Йорка выступает Мирьям, она посадит вас в подземку (5 центов за билетик) и отведет на Бруклинский мост. Здесь вам, возможно, придет в голову мысль о том, что в жизни нет ничего важнее любви и свободы.
Именно этому и посвятили себя герои «Садов диссидентов», каждый на свой лад. Они любили и были относительно свободны – настолько, насколько им позволяло общественное положение, массмедиа, внутренние убеждения и цвет кожи. К слову, секс в книге Литем рассматривает как еще один вид или элемент власти женщины над мужчиной и наоборот.
В конечном итоге у автора нет ответа, зачем всё это было, как и нет своей собственной идеи, решения, главного абзаца в книге, который бы объяснил и выстроил хронологию романа. Всё это заменяет политическая борьба, фолк, хиппи, несовместимость капитализма и демократии, а идеи коммунизма, разрушаясь в конце, превращаются в утопию. Всё это – жизнь Нью-Йорка протяженностью лет в пятьдесят, жизнь ярких и незабываемых людей.
Роскошная книга, которая отлично работает, если задумываешься над ней и над смыслом своей собственной жизни одновременно. Смысла просто нет или это любовь и свобода. Каждый выбирает для себя сам, остается на своем месте или покупает билет в Нью-Йорк, Прагу или немецкий Любек.
She'll look at you and smile
And her eyes will say
She's got a secret garden
Where everything you want
Where everything you need will always stay
A million miles away. (с)

Долгая прогулка, февраль.
Команда «Плавленые сырки «Дружба».
Спасибо!

Сады диссидентов
5 5
* * * * *

Эхо разнообразных войн, гремящая музыка, леваки всех мастей. Переплетение судеб, связанных Идеей и семейными узами. Борьба и протест, любовь и поиски себя в окружающем мире. Чудесная книга. В чем то напомнило Форрест Гампа, этакая новейшая история Америки в лицах и судьбах. В ходе чтения ловил себя на мысли что сравниваю Литэма с прозой разномастных антисоветчиков - Довлатова, Филатова, или недавно прочитанного Маканина. Диссиденты, если не учитывать их политического вектора, очень похожи, и зачастую - обречены разочароваться.

Отдельного одобрения заслуживают герои. Женские роли получились у автора лучше, чем мужские.
Роза и Мирьям - о, стоит ли говорить о них. Стелла Ким, и та хиппушка из концовки - все они чудесны.
А вот мужчины, показалось мне, не до конца проработаны, зачастую выглядят немного ущербно.

В целом же - книга великолепна и читабельна.