Маленькие трагедии, размер 115x180 мм

"Маленькие трагедии" Пушкина, написанные им в 1830 году в Болдино, посвящены страстям человеческим - тем страстям, что поглощают нас целиком, подчиняя себе все мысли и чувства. Каждый главный герой одержим такой страстью - будь то стяжание сокровищ, любовь, творчество или жажда бессмертия. Каждый из них - добровольный раб своей страсти, которому мало подчинить ей свое личное бытие, - он хочет подчинить ей мир.

Автор
Издательство Азбука
Серия Азбука-Классика
Язык русский
Год 2020
ISBN 978-5-389-02937-8 978-5-91181-880-7
Тираж 5000 экз.
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 208
Штрихкод 9785911810436
Размер 115x180 мм
Длина 115мм
Ширина 180мм
Высота 11мм
Объём 1
Возрастная категория 12
Входит в комплект Классики мировой литературы от издательства «Азбука»
Количество томов 1
Формат 76x100/32
99
В других магазинах:
Размер: 115x180 мм
Ширина: 180мм
Высота: 11мм
Длина: 115мм
История цены:
Средний отзыв:
4.3
* * * * *
Маленькие трагедии
5 5
* * * * *

Совершенно не представляю (и каждый раз восторженно поражаюсь): как можно так глубоко познать и так тонко передать психологию самых разных людей - да еще и уложить всё в особый ритм, рифмы, размер?!.

С девятиклассниками акцент делали на "Моцарте и Сальери" (вместе читали полностью).
После довольно долгих и интересных обсуждений и даже споров пришли к выводу, что "гений и злодейство" вполне могут быть "совместными", а точнее думалось вот о чем: можем ли мы с точки зрения среднестатистического человека объективно оценивать, а тем более препарировать и обсуждать/осуждать психику человека, который априори отличается от нас своей гениальностью и небожительством? Хотелось бы верить, что где начинается злодейство - заканчивается гениальность. Но...но... можем ли мы рубить с плеча, если в нашей жизни всё так не просто и так неоднозначно?

Спасибо, друг Пушкин, что даешь нам бесконечное количество поводов для раздумий и дискуссий!

Маленькие трагедии
5 5
* * * * *

"Маленькие трагедии" маленькие лишь по объёму. По глубине и широте эмоций, по драматическому накалу это трагедии большие.

Между этими трагедиями и жизнью-творчеством Пушкина можно провести параллели. Все четыре драмы ("Каменный гость", "Скупой рыцарь", "Моцарт и Сальери", "Пир во время чумы") объединяет темы смерти, "виденье гробовое". Барон, Дон Гуан и Моцарт умирают, а Вальсингаму это предстоит вскоре. Пушкин писал эти драмы в 1830-м году за одну осень, в карантине, в изоляции, в преддверии женитьбы, и их написание знаменует собой смерть прежней жизни поэта. Он подходит к важным жизненным переменам, и, как Вальсингам, пребывает "в задумчивости", то бишь, размышлениях о дальнейшей жизни, каковые размышления и вылились в написанные им драмы. Кроме того, смерть это, по Пушкину, следствие сильной страсти, желания: Барона губит страсть к деньгам, Дон Гуана - к женщинам, Сальери - к славе, а Вальсингама, как ни странно, чрезмерная страсть к жизни.

В отрыве от биографии Пушкина, все четыре трагедии тоже многое объединяет между собой. Ну, хотя бы, имитация добрых чувств. Герои оправдывают свои пороки благими намерениями, подгребают под них высокую мотивировку. Сальери травит Моцарта, конечно, из зависти, но под личиной облагодетельствования искусства, чтобы, дескать, исправить оплошность провиденья, наказать "праздного гуляку". Дон Гуан выдаёт свою похоть за высокую любовь. Барон скупость объясняет тем, что скопленные богатства позволяют ему чувствовать власть и мощь.

Столь много смыслов вложено в столь маленький текст каждой из трагедий (кстати, поэтому и был избран белый стих, чтобы донести скорее смысл, нежели чувство), что изучать их можно до скончания веков. Безо всякой установки на анализ возьмём же ещё раз книгу в руки и снова насладимся бессмертным сукиным сыном!

Маленькие трагедии
5 5
* * * * *

Когда спрашивают, а почему все русские среди великих авторов своей страны всегда отмечают Пушкина, хочется вот ответить – прочитайте хотя бы одно его произведение!
Это не просто классика, это шедевры всемирной классической литературы. Начать хотя бы с того, как точно он понимает и описывает людей, их пороки и положительные качества. Мало того он делает это в стихотворной форме, да еще и такой, которую читая сразу понимаешь, что читаешь Пушкина. Это просто невероятно!
Последний раз читала Пушкина в школе и даже не знала, что так истосковалась по его слогу. Такие маленькие трагедии… но маленькие они разве что по размеру, разве могут быть маленькими трагедии, описывающие главные пороки человечества?
Мне понравилась каждая из трагедий, каждая по-своему. Но вообще книгу в руки я взяла ради последней трагедии – пир во время чумы. Как пируют люди во время чумы, как кто-то уходит в веру. Все справляют со страхом грядущей смерти по-своему и никто так и не сумел переубедить друг друга в своих убеждениях.
Это был интересный опыт, а главное приятное времяпрепровождение.

Маленькие трагедии
5 5
* * * * *

"Маленькие трагедии" А.С. Пушкина включают в себя четыре небольшие пьесы, общей объединяющей темой которых является трагическая судьба личности. Несмотря на небольшой объем этих произведений, все четыре трагедии наполнены глубоким смыслом, драматизмом переживаний и изящным исполнением благодаря великолепию пушкинского слога. Задавшись целью исследовать тайны человеческой души, в каждой из этих трагедий Пушкин обнажает и тонко описывает отдельно взятые человеческие пороки и обуревающие его героев сильные страсти, таящие в себе трагический исход.
В "Скупом рыцаре" Пушкин изображает скупость как болезненную страсть, возымевшую разрушительное воздействие, как на здравый рассудок Барона, так и на семейные отношения отца и сына. В трагедии изображен тот исторический момент, когда строгий феодальный порядок со своим особенным рыцарским кодексом чести начинает претерпевать изменения, в результате которых стала необходима перестройка рыцарских отношений и психологии рыцарей. Барон и Альбер оба принадлежат к рыцарству, но олицетворяют разные его эпохи и оттого их взгляды и помыслы противопоставлены друг другу. Для Барона его богатства являются залогом его власти и высокого статуса дворянина. Для Альбера материальная достаточность, которой он попросту лишен, - залог активной придворной жизни. Деньги ему необходимы, чтобы занять достойное место при дворе герцога и встать вровень с придворными. И Барон, и Альбер крайне честолюбивы и оба стремятся к независимости. Они становятся заложниками своих жизненных позиций и одержимость каждого собственными мечтами, идеологиями и мировоззрением толкает обоих на конфликт, единственным разрешением которого стал бы поединок. И лишь вмешательство случая ставит конец их спору. Но в итоге и Барон, и Альбер как личности стали жертвами соблазнов и своих страстей.
В трагедии "Моцарт и Сальери" показаны трагичные последствия человеческой зависти. В основе пьесы лежит столкновение двух разных жизненных позиций Моцарта и Сальери, их взглядов на искусство и его понимание. Так Сальери убежден, что путь к гармонии – это путь неустанного упорного труда, и только так и должно развиваться искусство. Для Моцарта музыка – великое искусство, гармонично соединяющее возвышенное и земное, для Сальери же музыка – ремесло и благоговейное ему служение, поэтому гений Моцарта просто никак не укладывается в его понимание жизни. Талант великого Моцарта – этот божественный дар, по мнению Сальери, достался недостойному, поскольку Моцарт совершенно не придаёт значения этому своему таланту. Для Сальери это настолько противоестественный факт, некая божественная шутка, способная такой непринужденностью принести искусству непоправимый вред. Гениальность Моцарта начинает казаться Сальери причиной его несчастий. Сальери не может смириться с величием гения Моцарта, что и порождает в нём глубокое чувство зависти, которому он не может противиться, что и толкает его на преступление.
В "Каменном госте" показана новая оригинальная интерпретация истории о знаменитом коварном соблазнителе Дон Жуане (у Пушкина его имя взято на испанский манер – Дон Гуан), сделавшего удовлетворение любовной страсти главным смыслом своей жизни. Его традиционный образ повесы и обольстителя обретает у Пушкина новые черты: его Дон Гуан всё же рыцарь, готовый постоять за своё личное достоинство, честь и свободу чувств. Он пылок и холоден, страстен и циничен, отважен и расчетлив. Он находится в поиске остроты жизни и остроты любви. Неспособный обуздать свою страстную натуру, он жаждет постоянного удовлетворения желаний не столько своей плоти, сколько пламенной души. Опьяненный страстями и переполненный жаждой чувственных удовольствий, отбросив строгие правила приличия, Дон Гуан добивается расположения добродетельной вдовы Доны Анны, прежде не знавшей большой любви, и становится приглашен ею на свидание. В порыве чувств Дон Гуан вызывающе дерзок, так что даже приглашает статую Командора на свое любовное свидание, однако жажда наслаждений и наивная беспечность становятся губительны для молодого повесы. Десница самой судьбы в лице ожившей статуи Командора в итоге карает преступившего человеческие законы Дон Гуана.
В трагедии "Пир во время чумы" Пушкиным была поднята проблема смысла жизни, личного достоинства и чести, ответственности человека перед лицом грозного бедствия, такого как чума. Суть пьесы в том, как поведут себя люди в таких трагических обстоятельствах и что смогут они противопоставить страху смерти. Весь драматизм пьесы перенесен в мотивы поведения людей в охваченном эпидемией городе. Персонажи трагедии, исключая Священника, предаются разгулу чувственных страстей и устраивают пир во время чумы. Среди пирующих только Вальсингам осознает всю остроту ситуации, старается победить свой страх. Но пир противоречит всяким обычаям и нарушает траур по умершим. Поэтому Священник требует уважения к памяти усопших, настаивает на соблюдении нравственных норм. Так личным устремлениям пирующих противопоставлены общественные интересы. Личный героизм Вальсингама направлен на себя и на участников пира, но он лишен жертвенности ради всеобщего блага. Священник же понимает подвиг и смысл человеческой жизни как безотчетное служение народу в дни бедствий. Проповедь Священника не достигает успеха среди пирующих, ибо пир продолжается, однако Председателя погружает в глубокую задумчивость.
В заключение хочется сказать, что "Маленькие трагедии" произвели на меня очень хорошее впечатление. Читать их было очень увлекательно и интересно. Очень рекомендую.

Маленькие трагедии
4 5
* * * * *

Прочитал на одном дыхании и вот о чем подумал.

Александр Сергеевич так хорошо знал человеческую натуру и так замечательно все описал. Но почему он при этом так закончил свои дни, а?

Для тех, кто не в курсе классического производения Александра Сергеевича - читайте и получите несколько жизненных уроков скупости, подлости, предательства, зависти и прочих пороков, широко разбросанных по небольшому количеству страничек этой книги и часто сконцентрированных в одной-двух строчках. И останется большой вопрос: что с этими всеми получеными знаниями делать?

Маленькие трагедии
5 5
* * * * *

Какие удивительные по выбору героев, содержанию, стихотворному размеру четыре маленькие поэтические трагедии, своего рода шедевры, так образно раскрывающие человеческие страсти и пороки. Только гений Пушкина мог создать такие маленькие по размеру, но емкие по содержанию стихотворные творения, которые до сих пор способны доходить до сердца современного читателя и зрителя. Все это я понял не когда одиннадцатилетним мальчишкой читал завораживающий стихотворный текст поэта, а уже позже, когда до меня дошел весь смысл, вложенный Пушкиным в "Маленькие трагедии," и я оценил какой труд и умение заложены в них.

Маленькие трагедии
5 5
* * * * *

Пожалуй, это одна из самых великих пьес всего мира - и да, я говорю об этом цикле как о единой пьесе. Да, конечно, можно ставить какую-нибудь одну, можно - все вместе, но в любом случае они все вместе представляют единый организм, единое целое. Несмотря на разницу ситуаций и атмосфер (чуть не сказала - новелл), они явно все принадлежат одному миру, одному бэкграунду, если угодно. "Скупой рыцарь" - это одна эпоха и одна фатальная ситуация тотальной одержимости (причем как отца, так и сына), но это явно из той же вселенной, где существует "Моцарт и Сальери" - принадлежащие иной эпохе и рассматривающие иные же проблемы. Этот мир несчастен, этот мир воплощенно трагичен - только у каждого свой трагизм: шекспировский ли ("Моцарт и Сальери"), мольеровский ("Дон Жуан"), босховский ("Пир во время чумы") или же несомненно пушкинский (все пьесы разом, но "Скупой рыцарь" - в особенности). Говорят, что пьесы Клейста - последние трагедии, а я бы так не сказала: трагедия как жанр, имхо, заканчивается одновременно вместе с Пушкиным, и "Маленькие трагедии" - это потрясающий авторский реквием по умирающему жанру. Да, дальше будет царство драмы, которая, возможно, ни в чем не будет уступать трагедии, но всё равно это не то. Нет-нет-нет, я вовсе не к тому, что драма хуже трагедии, вовсе нет, просто... ну. Это совершенно иной жанр. Вы же не будете говорить, что надрывный блюз Чарли Паркера - то же самое, что симфонии Баха - вот и тут так же...
И, боже мой, как великолепен Пушкин.

Маленькие трагедии
3 5
* * * * *

Всё детство мне до ужаса не нравился Пушкин. Как и многая другая классика, впрочем. Теперь я понимаю, что это оттого, что я не могла сопоставить эти книги с тем, что происходит в моём реальном мире. Поэтому и выходило, что условный Чехов, пишущий про то, что вокруг, мне нравился. А вот Пушкин, пишущий про какие-то супердревние и непонятные времена, Гоголь, который писал про (про что? до сих пор не понимаю) носы и шинели, всё это было для меня слишком сложно и не нужно.

Недавно же я читала книгу по скорочтению и там мне попалось задание. Найти текст, который будет читать неинтересно, но который нужно бы прочитать, и чтобы по времени заняло час. Собственно, выбор пал на Маленькие трагедии, ибо книга на полке уже лет 15 ждёт своего часа. Суть упражнения в том, что ты делишь текст на части (по 15-20 минут), читаешь их с перерывами на отдых, чтобы сильно не устать от чтения неинтересностей, и, - самое главное, - после прочтения каждой части ты думаешь, что же интересного было в том, что ты прочитал. И в этом вся суть.

В общем, о том, что я всё же прочитала эту книгу, не жалею, но с тем же успехом я могла её не читать. Возможно, дело в том, что стоило прочитать её те самые 15 лет назад, чтобы теперь находить к ней отсылки во всём, что я читаю теперь. Ибо сейчас это звучит как банальщина на банальщине. Можно привязать книгу к личным проблемам Пушкина (да, о которых мы все в курсе), но мне как просто читателю и не фанату до этого дела нет, извините. Видно, не прошло ещё это подростковое чувство отрицания. Видно, совсем перекормили меня классикой.

А так да, книга приятная. 4 зарисовки о невзгодах людей, принято. Однажды, может, и пойму.