Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе, размер 179x115x16 мм

В этой книге создатель знаменитого романа "Портрет Дориана Грея", мэтр английского и европейского эстетизма Оскар Уайльд, открывается перед читателями как утонченный комедиограф, автор аллегорических сказок, озаренных мифологическим светом стихотворений в прозе и пронзительно-эмоциональной лирики. Перевод с английского М. Корневой, И. Кашкина, К. Чуковского.

Автор
Издательство Азбука
Серия Азбука-Классика
Язык русский
Год 2018
ISBN 978-5-352-02213-9 5-352-01705-2 978-5-352-01705-0 978-5-389-03526-3 978-5-9985-0075-6
Тираж 2000 экз.
Переплёт мягкий
Количество страниц 320
Размер 179x115x16 мм
Длина 179мм
Ширина 115мм
Высота 16мм
Объём 1
Входит в комплект Классики мировой литературы от издательства «Азбука»
Количество томов 1
Формат 76x100/32
107
История цены:
Средний отзыв:
4.1
* * * * *
Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
2 5
* * * * *

Недоумеваю, с какой целью была написана пьеса? Кроме как омерзения, особенно от странного поступка Саломеи после получения требуемого, в конце пьесы, я ничего не испытала.
Словами Честертона скажу о том, что этот "рассказ о бабочке, не ведающей, что она стала осою, полон силы и печальной иронии", и " Уайльд же преподносит нам болезненную и пошлую историю о плясунье, влюбленной в пророка".
Понятно, почему долгие годы пьесу не ставили в театрах. Зато теперь, через столетие, несложно представить постановку на подмостках сцены. Однако моё традиционное христианское мировоззрение не воспринимает фантазии писателя.

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Какой разной может быть любовь… Нежной, страстной, чувственной, взаимной, безответной, безусловной, слепой, воодушевляющей, губительной, роковой, одержимой! Любовь Саломеи страстна, и слишком горяча… Подозреваю, что у многих могут возникнуть мысли, мол, да разве это любовь? Да…любовь…один из видов оной, к сожалению… Конечно же это больше страсть, одержимость, похоть, но понятие любви слишком широко, чтобы воспринимать её только как нежное чувство. Из-за любви убивают себя, убивают любимых, страдают и заставляют страдать. Ах, любовь… говорят у нее горький вкус.
Очаровала меня "Саломея" так же как очаровывает почти все что было писано пером Оскара Уайльда. Совершенно околдовывающий язык. О, те слова выливающиеся из уст иудейской царевны в адрес Иоканаана… Преисполненные страстью, какой-то грубой страстью, казалось бы, не свойственной хрупкой молодой девушке. Только что она воспевает тело, белое как снег, лежащий в горах Иудеи; волосы, которые подобны гроздьям винограда; уста подобные ветке коралла. Как после всех этих признаний, звучит эта повторяющая фраза…

Я поцелую твои уста, Иоканаан. Я поцелую твои уста.

Холод сквозит по телу, когда Саломея произносит эти слова. Ведь она поцелует их, во что бы то ни стало. Если она хочет поцеловать, она поцелует…
Меня восхищает, как эстетично Уайльд подал нечто холодное и грубое. Как гармонично сочетается пылкость и страсть, с холодом и жестокостью. Да, и такой может быть любовь, своей рукой она может созидать, и может разрушать.

Я знаю, ты полюбил бы меня, потому что тайна любви больше, чем тайна смерти. Лишь на любовь надо смотреть.

А какая атмосфера царит в пьесе. Вы только представьте, все происходящее на фоне безмолвной, сияющей луны.
Читала я трагедию на русском и на английском, на втором воспринимается лучше, хотя пьеса была написана на французском. Ах, ведь когда-то в будущем настанет тот час, когда я доберусь до нее в оригинале, французский язык пока что у меня только в планах. Уайльда на английском мне читать привычнее, все равно казалось будто на нем он и писал эту пьесу. Все время проговаривала про себя понравившиеся фразы, подобные музыке…
Теперь мечтаю увидеть эту красоту на сцене. Конечно не удивительно, что "Саломею" запретили в Лондоне, эх, бедный Уайльд, о постановке пьесы в Париже узнал только в 1896 году, когда был в тюрьме…
И так, я верю в то что любовь и страсть могут быть разными, этим они загадочны и прекрасны. Спасибо Уайльду, за мурашки по коже, от такого, необычного взгляда на библейскую легенду. Так эстетизировать страсть и смерть. Совершенный восторг от этой пьесы. Жестоко и красиво!

А! Ты не позволил мне поцеловать твои уста, Иоканаан. Что же? Теперь я их поцелую. Я укушу их зубами, как кусают спелый плод. Да, я поцелую твои уста, Иоканаан. Так я сказала, правда? Так я сказала. О, теперь я их поцелую...

А! Я поцеловала твои уста, Иоканаан, я поцеловала твои уста. На твоих губах был горький вкус. Это был вкус крови?.. Но, может быть, это был вкус любви... Говорят, у любви горький вкус... Впрочем, что с того? Что с того? Я поцеловала твои уста, Иоканаан.

Бр-р-р-р-р… Саломея действительная подобна луне, ведь она прекрасна и холодна.

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
4 5
* * * * *

В детские годы на летние каникулы меня отправляли в село к бабушке. Бабушка была очень религиозной и в какой-то из дней прятала все колющие и режущие предметы, мотивируя это тем, что сегодня религиозный праздник усекновения главы святого Иоанна Предтечи и поэтому ничего нельзя резать. В детстве мне это сначала абсолютно ни о чем не говорило, а чуть позже кто-то мне рассказал, что это какая-то царица попросила отрезать голову Иоанну Крестителю и принести ей на серебряном блюде. Почему-то в то время я восприняла это просто как факт, без какой-то чувственной окраски. А вот сейчас, когда я стала читать это произведение, у меня такой флешбек из детства... И аж мурашки по коже, ведь именно этой легенде посвятил свою пьесу Оскар Уайльд и Саломея - это имя той самой кровожадной царицы.
И пусть сюжет расходится с библейским, пусть в пьесе много повторений одних и тех же фраз - книга читается на одном дыхании, как музыка, как песня. А эти эпитеты, которыми Саломея награждает Иоканаана, они же сродни библейской опять-таки "Песне песней"!
Аж кровь застывает в жилах, когда представляешь, как за простой танец хрупкая девушка просит в плату голову полюбившегося ей молодого человека. Причем настойчиво, прям-таки остервенело, как истеричный ребенок игрушку в магазине. И эти уговоры царя, который предлагает все свои сокровища, дабы сохранить жизнь Иоканаану.
Прекрасное произведение, при всей моей нелюбви к драматургии.

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Одна из лучших книг, которые я читала! Точнее, слушала аудиоспектакль. Три раза. Настолько понравилось.

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Слушала аудиокнигу в исполнении театра "Радио России": читают Валентин Гафт, Ольга Остроумова, Ольга Левитина, Илья Исаев и др.
Это шедеврально! Проникновенно, захватывающе, жутко! Отлично сделано.
Само произведение очень тонкое, религиозное и глубокое. Очень не похоже на произведения Оскара Уайльда, которые я читала (а читала только "Портрет Дориана Грея" и сказки).
Отлично!

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Страшная сказка на ночь))

Ирод добрался к трону "по головам", одной из жертв стремления к власти стал его брат. Теперь Ирод женат на Иродиаде, он теперь царь. И "косит лиловым глазом" в сторону племянницы Саломеи. А та, прогуливаясь по террасе, услышала голос пророка Иоканаана, которого захотела поцеловать, сирийский охранник даже убивает себя, услышав эти ее речи (неужели был в нее влюблен?!). Этот пророк знал, что Ирод убил брата и говорил гадости про Иродиаду, за что его держали в колодце и не разрешали никому на него смотреть.
Ирод просит Саломею станцевать для него - она соглашается, но не сразу - вынуждает его поклясться, что тот выполнит любое ее желание.
Танец семи покрывал закончен и Саломея просит ей подать на серебряном блюде голову Иоканаана. Ирод и так и так пытается отвертеться, но Саломея только и знает, что говорить "мне нужна голова Иоканаана"....
Голову ей подают и теперь-то она может его поцеловать.
Ирод дает приказ ее убить.
Занавес.

Что движет Саломеей? Желание освободиться от взглядов Ирода? Желание обрести любовь? Желание обладать другим человеком?

Когда читала эту пьесу, у меня возникли ассоциации с "Гамлетом" - там тоже брат убил брата, чтобы прийти к престолу, с "Мастером и Маргаритой" - с линией Иешуа...

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Эта небольшая по объему трагедия оставляет сильное впечатление. Многое о чем пишется в книгах, кажется нам только "литературой", и мы не подозреваем подчас, насколько все описанное является жизненным. Трагедия здесь ведь совсем не вымышленная. Стремление к наслаждению привело к трагической гибели Иоканна. Саломея для удовлетворения своей слепой страсти убивает человека, вызвавшего эту страсть. Тысячи бытовых драм подтверждают истинность изображаемого Уайльдом. Может быть автор зашифровал здесь свою проблему? Зачем то же он взялся за эту известную драму. Ведь его собственная жизнь завершилась трагедией, также возникшей из-за стремления к наслаждениям. Данный вариант издания произведения довольно интересный, но на глаза детям лучше чтобы он не попадался раньше времени. Рисунки Берделея очень откровенные и мрачные, теперь понимаю почему они заставляли буквально цепенеть от страха современников.

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Да уж, неоднозначная история с точки зрения религии. Мне понравилось, очень чувственно и печально. Лично я не считаю Саломею такой уж избалованной девушкой, но назвать это чувство любовью сложно. Жаль и её и Иоканаана. Вот на что способна отвергнутая женщина. А пророка понять можно, он полностью посвятил себя вере, но к Саломеи мог бы быть и помягче, но не буду судить. Ироду наука, нельзя давать слово, если не знаешь, что потом последует. Читать советую всем, эта же классика. Хотя религиозные люди, которые не любят другие трактовки историй Библии, должны тысячу раз подумать, прежде чем начинать.

Саломея: Сказки, пьесы, поэмы, лирика, стихотворения в прозе
5 5
* * * * *

Прочитал на днях «Саломею» Оскара Уайлда и остался в восхищении от её непередаваемо музыкального слога, полного восточной мелодичности.
Я думаю, из всех произведений мировой литературы оно наиболее музыкально. За исключением некоторых стихотворений, возможно, но там всё портит слишком понятная, слишком доступная рифма, которая чрезмерно упрощает и структурирует восприятие, я бы так сказал.
Слог «Саломеи» скуп, беден, изобилует повторами, но это только усиливает чувство ритма и будто бы сквозь это бормотание и стоны, настойчивые и повторяющиеся просьбы позволяет услышать нам тот самый звук хлопающих крыльев ангела смерти и этот холодный пронизывающий ветер, так пугающий опьяневшего тетрарха.

Я понимаю, что так поразило и возмутило лондонскую публику на премьере пьесы. Я понимаю — почтенных британских зрителей удивили мотивы Саломеи, которая по собственному почину, а отнюдь не по приказы Иродиады потребовала у Ирода голову Иоанна Крестителя. Получился образ поразительной силы и убедительности. Образ богоподобной, сверхчеловеческой красоты царевны-ребёнка, но полной столь поразительной бесчеловечной жестокости и своеволия, что не задумываясь и как-то походя жертвует людьми, стоящими у неё на пути. Людей пугало отсутствие рефлексии в поведении молодой царевны, отсутствие угрызений совести после самоубийства молодого сирийца, а затем и обезглавливания Иоканаана.

Действительно, этот образ пугает и заставляет недоумевать от сочетания стольких разных едва ли не противоречащих друг другу черт: примитивного упорства и своеволия ребёнка, луннопободной красоты богини и её бледно-прекрасной, чистой невинности и неожиданно проснувшейся в ней животной нерассуждающей похоти, роднящей её с порочной и развратной Иродиадой.

«А, так ты не хотел, чтобы я целовала тебя в уста, Иоканаан? Что ж, теперь я поцелую тебя. Я укушу твои губы зубами своими, как кусают созревший плод. Да, я поцелую твои уста, Иоканаан. Я ведь говорила, что поцелую. Разве не говорила? Говорила ведь. Так вот, теперь я наконец поцелую твои уста… Но почему ты не смотришь на меня, Иоканаан? Твои глаза, вселявшие ужас, исполненные гнева и презрения, закрыты теперь. Почему они закрыты? Открой глаза свои! Разомкни свои веки, Иоканаан! Почему ты не смотришь на меня? Ты, верно, боишься меня, а потому и не смотришь на меня, не так ли, Иоканаан?.. А язык твой, подобный красной змее, источающей яд, неподвижен, он ничего больше не молвит, Иоканаан, этот твой ярко-красный язык, исторгавший на меня свой яд. Не удивительно ли это?»

Да и каково всё-таки сочетание библейских масштабов пьесы с изощрённым эстетизмом самого Уайлда, который сумел увидеть какую-то странную красоту в измождённом, бледном и обессиленном пророке и передать нам его его привлекательность в глазах Саломеи!

Обратите кроме того внимание, какой наполняется всё трагичной необратимостью, даже события ещё не наступившие с того момента, как Ирод настаивает на том, что должен посмотреть танец Саломеи и готов исполнить взамен любое её желание. Он уже не может взять назад своего слова, а Саломея не способна забыть о бездонных чёрных глазах и коралловых губах Иоанна Крестителя, не способна обуздать собственное чувство и тягу к своеволию, вдобавок подзуживаемая оскорблённой матерью (а главное бесчувственностью к женским чарам не только её, но и прекрасной дочери, да и в целом бесчувственного к земным угрозам и соблазнам). А Ирод, снедаемый грозными предчувствиями, так и не уговоривший Саломею отказаться от её дикого желания, может только погубить её, отомстив тем самым и её матери, играющей в пьесе роль кровожадного и примитивного женского начала, да вдобавок ещё злонамеренного.
В Саломее-то нет этой самой злонамеренности, есть безотчётное желание владеть людьми и мучить непокорных в угоду собственной неистовой страсти. Или страсти напротив скупой и посещающей её столь редко, что немыслимо отвергать её позывы. Тут слишком много вариантов и возможностей для толкования.