War and Peace

Полный, неадаптированный текст произведения.

Автор
Издательство Wordsworth
Серия Classics
Язык eng
Год 1993
ISBN 1-85326-062-2 978-1-85326-062-9
Переплёт мягкая обложка
Количество страниц 1024
Страна-производитель Великобритания
Объём 1
Количество томов 1
Формат 125x195
229
История цены:
Средний отзыв:
4
* * * * *
War and Peace
5 5
* * * * *

- Лев Николаевич, а правда, что в вашей "Войне и мир" можно найти новый взгляд на историю?
- Да, можно.
- И что же на самом деле движет историей?
- А фиг его знает.
- Так это же старый взгляд...
- Они все такие.

Все мы в той или иной мере читали "Войну и мир". Кто-то в школе вообще не читал, кто-то делал это частично (как, например, я), кто-то переписывал чью-то критику ближе к сданному сочинению, кто-то до сих пор врет, что читал. Этого всем вполне достаточно, кроме нескольких особенных героев, которые действительно одолели эту книгу в школе и, кроме чувства превосходства над другими, ничего иного не заполучили. Но многих, в этом я уверен, до сих пор гложет некое ощущение, сродни любопытству, что же за зверь такой, эта "Война и мир"? Может все-таки прочитаю. Ну, не сейчас, а как-нибудь потом. Ко мне это "потом" пришло уже ближе к 43-м годам.

От всей души выражаю соболезнование всем без исключения школьникам старших классов, которые волею решения какого-то не вполне адекватного человека, составлявшего школьную программу, вынуждены изучать этот ужасающий графоманский труд. Произведение просто неподъемно, заявляю это со всей ответственностью, как читавший "Пирамиду" Леонова, Джойса и Марселя Пруста.

Столь нелестно характеризуя данное творение, хочу обратить внимание, что Толстой мне нравится даже не большинством своих произведений, а абсолютно всеми. Даже в "Анне Карениной", в еще одном многостраничном талмуде писателя, я умудрился найти реликтовые останки более поздних произведений автора, которые нежно люблю. Но "Война и мир" стоит особняком, хотя и содержит много интересного о великой и могучей личине нашего бородатого сокровища.

Извините за длительную предысторию, но один эпилог в "Война и мир" занимает 111 страниц. Здесь как раз тот случай, когда текст может посмотреть на вступление, тихо офигеть и скромно промолчать. Вообще, написать многотомник для уже более-менее раскрученного писателя, это реальная заявка на то, чтобы тебя включили в список, как минимум, национальных классиков. Особенно, если текст в должной мере скучен, темы нравоучительные присутствуют повсеместно, да и побольше слов умных. В случае с Толстым - еще проще, побольше французских фраз. Вначале я честно пытался изображать из себя француза, дабы проникнуться духом произведения, но очень быстро забил и перешел на тупой перевод. Но как это, должно быть, прекрасно - переводить самого себя.

В должной мере исследовав русскую душу в предыдущих произведениях, Лев Толстой окончательно убедился, благодаря успеху той же "Анны Карениной", что эта самая душа у него выражена гораздо в большей степени, чем у большинства. Определенно, успех (исключительно личностный, все остальное для Толстого слишком мелко) следовало развивать, одним бросанием под поезд уже было ограничиться никак нельзя, потому в ход пошло более тяжелое вооружение. Память предков намного более реальна, помимо феномена великой русской души, которым каждый может наслаждаться в группе, а также - наедине с самим собой, она распространяется абсолютно на всех.

Всегда можно достать с полки пыльный портрет мифического предка, кто ж не хочет ощутить собственной причастности к былому героизму. Не знаю, впрочем, какого рода героизм имел место быть со стороны моего далекого предка, из Парижа он привез только французскую жену, из чего я делаю вывод, что те, пусть и несколько локально, но победили.

В "Война и мир" описана Отечественная война с Наполеоном 1812 года, хотя речь идет о севастопольской компании 1854-55 годов, в которой довелось участвовать самому Толстому. Действительно, военные действия всегда пишутся с натуры и исключительно писателями-фронтовиками, которые всегда без запинки отвечают на вопросы доброхотов - где именно они воевали. И пусть французы у Льва Николаевича кучкуются и разбегаются совсем как турки (тактика - это вообще слабое место писателя, Шерлок Холмс с его теорией о мелочах остался на ненавистной Бейкер-стрит), глобально нам как бы все равно уже, ибо война - она и в Африке война.

Фраза "в упор убил" мне показалась немного странной, но таковых, как оказалось, в данном произведении довольно много. Я уж не говорю о ругательствах, на которые наверняка бы обратил в школьные годы особое внимание. С неподражаемой толстовской логикой автор сначала критикует всех, кто крепок задним умом, подождав же страниц триста (благо, объемы произведения позволяют), сам выдает длинную многостраничную тираду по поводу целесообразности Бородинской битвы, критикуя всех историков вместе взятых, остановившись на подхалимаже к собственному народу. По сути "Война и мир" - это панегирик во славу россиян и отечества, а попутно - и себя любимого.

При этом Толстой не забыл устами Наполеона заявить об отсталости российского народа. Наполеон у него вообще козел отпущения, старый добрый метод повышения рейтинга личного патриотизма за счет очернения других, его писатель познал в совершенстве. Маленький Наполеон противопоставляется длинной мешковатой фигуре самого Толстого, он у него исключительно "маленький человек в сюртуке", но Кутузова писатель любит ненамного больше. Определяет все фраза о том, что тот постоянно торчит у "своей валашки". Он у него вообще недалекий хитрый мещанин.

Стало быть, в "Война и мир" образы концептуальных военачальников у писателя отделены от народа, что для меня по меньшей мере выглядит странным. Тем более, что все это никак не укладывается в общую толстовскую теорию предопределенности. Народ всегда получает того лидера, которого он достоин. Приведя множество вполне разумных доводов на тему войны и военных действий (даже до работы тыла дошел, что удивительно, не ожидал этого от Толстого. Я, например, считаю, что боевой дух зависит от стабильности трехразового питания и технического оснащения, потому что все остальное - у кого там правда, мощь заградотрядов, разведка, пропаганда, работа замполитов и особистов, - все это мелочь в сравнении с тем, чтобы оказаться в окружении и остаться без обоза и боеприпасов), автор без всякой логики уперся в свой детерминизм, которому придал собственное звучание.

Все, знаете, в нашей жизни предопределено, но при этом абсолютно ничто не регулируется. Наполеон притворялся, что руководит сражением. Толстой притворялся, что пишет "Войну и мир", хотя его заслуги в этом нет, то рука судьбы водила его за бороду и вкладывала в руки перо. Написать такой гроссбух пером - это уже сам по себе вполне осязаемый героический поступок. Не Толстой, так нашелся бы кто-то другой, развенчавший мнимое величие Наполеона и должным образом оценивший неповторимость русского духа. Здесь, впрочем, я согласен, нас с детства учили отрицать роль личности в истории. Но Толстой, отделив Кутузова и Наполеона от народа, по сути сделал все наоборот. В общем, мне надоело находить противоречия в "Войне и мире", их здесь как блох на Барбоске. Даже такая мелочь, казалось бы, Болконский адъютант у Кутузова. Боже, какая чепуха! Зачем? Для чего это было нужно Кутузову? Использовать принципиального простачка в своих целях? Будьте уверены, он бы его и использовал.

В итоге, помимо патриота (нельзя, кстати, не вспомнить о том, что поверженные французы у Толстого топают домой и переживают ужасающие муки совести, но здесь уже больше вопрос морали, а он требует отдельного к себе внимания), Лев Николаевич предстал перед нами как новый историк. Теперь уже не очень новый. На основании одного лишь чтения "Войны и мир" я ограничусь таким определением. Историк - это некий сказочник, который уверен, что его сказки не только всем жизненно необходимы, но и слушать их все обязаны с самым серьезным выражением лица. В свете нынешнего очередного переписывания истории, уверен, что мы технически придем к оруэлловскому "1984" и вполне может статься, что Наполеон у нас будет умерщвлен еще в 1812 году Пьером Безуховым, а подтверждением тому будут его желания, описанные Толстым.

Такого в "Войне и мир" тоже много и верить во все это просто необходимо, чтобы не заскучать после того, как вволю уже себе отсмеялся. Где-нибудь к середине второй книги я вполне поверил, на основании одного лишь переданного мне настроения автора, что Толстой умер, разум протестовал - кто же тогда это написал, но причем здесь разум. Наташа Ростова же меня вообще не убедила своим прижиганием рук раскаленной линейкой. Мелко это. Чтобы доказать настоящую любовь, нужно минимум себя сжечь целиком. Почему наследство досталось именно Пьеру Безухову? Конечно же благодаря высоким моральным качествам. При этом Пьер - это альтер эго самого Толстого. Полагаю, что за скромность еще одно наследство полагается. Чтобы еще на трехстах страницах попытаться всем доказать, что на деньги тебе плевать. Знаете, на наследство чаще всего всегда плевать, оно достается слишком легко.

Персонажи в произведении мне не нравились еще в школе, с тех пор особо ничего и не изменилось. Единственный человек, который хоть как-то соответствовал моим ожиданиям и при этом не был очернен добрым Толстым до самых низин ада - это Долохов. Это единственный живой персонаж, которого, к сожалению, очень мало. Болконский в толстовском выражении понадобился автору исключительно для того, чтобы самому не особенно претенциозно и вычурно выглядеть в глазах читателей. А также - высказать напрямую свое наболевшее о собственной женитьбе. Фраза "Брак - божественное установление, которому нужно подчиняться" целиком и полностью определила судьбу Толстого как человека и судьбу Толстого как писателя. Местечковый детерминизм именно в этом. Наиболее четко и ясно он выражен в "Крейцеровой сонате", где писатель заявил, что лечить детей не нужно, а лишь вверять их судьбы в руки божьи. А помрет, так помрет.

Вообще, не могу, вернусь на минуточку в тему, по логике Толстого, вполне состоятельна какая-нибудь жизненная позиция типа, "я - маньяк, ем людей, это нехорошо и неправильно, но предопределено". А все эти предсказания выливаются в строчки, "он напророчил нам весну, когда была еще зима. Сидит, как сыч, ни бэ, ни му". На эту тему подытожу бердяевской фразой, "поиск исторического величия не есть характерное русское свойство".

Конкретно собственную женитьбу Толстой перенес в брак Пьера и Элен, брак "непонятно зачем", но здесь он должен был в глазах читателей выглядеть абсолютным джентльменом. Наташа Ростова же - это его мечта, которая никогда не сбылась, а если спросить об этом меня, то и слава богу. Более зевотного персонажа представить сложно. Какая-нибудь Айн Рэнд, с ее примитивной простотой и попытками казаться загадочной, даст сто очков вперед Наташе, хотя материал по сути тот же самый. Прилепил ей Толстой ворох жизненных трудностей, страданий даже. Так он сам не знает - что дальше будет. Наташа у него зависла в воздухе навсегда.

Болконский же мне глазами автора не нравится особенно, нашел только хорошее определение "неприятно логичен", очень удачное, а в облике Ивана Карамазова, своего смыслового аналога, он был бы больше на месте. Но он там "был одним из лучших танцоров своего времени". Представляю конкурс среди папуасов, балерин, всяких других плясунов и среди них Болконский в штанах в облипку и с гульфиком. А за Наташу можно только радоваться, потому что после войны всегда трудно выйти замуж, а у нее никаких проблем с женихами. Виной тому, конечно, не графское сословие, а высокие моральные принципы.

В заключение обещанные несколько слов о толстовской нравственности. Женщины, не смейте ходить в одних только платьях, чуть ли не голые. Вы что, не знаете, что под платьями вас видно? Во всяком случае, Лев Толстой вас видит! Он все видит! Мужчины, если, скажем, по возвращении домой вы застали у себя вора-домушника, то попробуйте прочитать ему тут же какую-нибудь нравственную проповедь, обратитесь к его лучшим чувствам. Глядишь, он одумается и заплачет (Инструкция по Льву Толстому). Зарежет вас, но огорчится.

О том, что жениться в этой жизни можно только один раз и до самой неминуемой собственной кончины, об этом я уже вскользь упомянул, но в случае чего - обращайтесь к Льву Николаевичу, у него все неугодные супруги в "Война и мир" мрут как мухи. Странно, конечно, он напоминает черного риэлтора. Вообще, я все больше убеждаюсь, что Толстой - это божеское наказание для моралистов. Являясь одним из них, но попутно являясь гением, он достиг в своих упражнениях брюзжащего чтения нотаций абсолютного человеческого совершенства, да такого, что от него уже начали отказываться свои. Возьмите шкалу морали и в крайних ее значениях будут Лев Толстой и маркиз де Сад. Наши же, внутренне потешаясь, с серьезными лицами всегда готовы принять его в свои ряды.

Написать короткий отзыв на "Войну и мир" также сложно, как и остановиться на ста граммах, поэтому ставлю этому ужасающему произведению пятерку исключительно по блату, мне на справедливость наплевать, а Толстой по поводу моей высшей оценки повозмущаться уже не сможет. Читайте Толстого, читайте другие его произведения, их у него много и они действительно стоят большего внимания.

War and Peace
4 5
* * * * *

Это для нас, простых смертных, можно сказать, что Наполеон Бонапарт был великим стратегом и полководцем, просчитывающем свои шаги наперед, что Александр 1 был молодым и горячим "освободителем народов", это для кого то Андрей Болконский идет на войну ,потому что обрюзгла семейная жизнь, а Наташа ,волей случая, почти сбегает с другим. Кто то женится, кто то разводится, но всё ли это только стечение обстоятельств или воля отдельных личностей. Немного, в суть вещей ,в данном романе ,проник полководец Кутузов, который действовал исходя из событий, иногда просто выжидая или отходя в сторону, чтобы со стороны увидеть "шахматную доску" ,на которой расставлены фигуры. Для Толстого, жизнь и события, складываются не случайно и никто из "великих" не наделен какими то особенными качествами, способствующими творить историю. История творит себя сама, или кто то творит ее свыше, мы можем лишь ,зная ее законы , действовать в своих узких человеческих рамках. Вот этим и прекрасен этот роман, когда наворачиваются слезы от того, как складно Болконский уже раненым попал к Ростовым, как удивительно он пересекся до этого ,c лишившимся ноги, своим неприятелем Анатолем. Как вроде бы кстати попал в плен Безухов, в плен, который в корне изменил и направил его личность в лучшую сторону. И какую роль здесь сыграл вроде совсем незначительный персонаж - Платон Каратаев. Его тихая и быстрая смерть под вой собаки, сильнее всего на меня произвела впечатление. До сих завидую людям, способным глубоко осмысливать свою жизнь, свою роль и место в быстро происходящем водовороте событий. Как говорил Теодор Рузвельт: "Научи меня, Господи, спокойно воспринимать события, ход которых я не могу изменить; дай мне энергию и силу вмешиваться в события, мне подвластные, и научи меня мудрости отличать первое от второго." Вообще одной этой цитатой я охарактеризовала бы весь роман, главную его суть, до которой так долго доводил нас в своих рассуждениях Лев Николаевич. Наверно, я еще долго и c умилением буду вспоминать первый бал Наташи Ростовой, первую встречу с Андреем в Отрадном , когда даже "старый дуб весь преображенный млел, чуть колыхаясь в лучах вечернего солнца", ее звонкий смех и красные щеки в ночь святочного веселья и катания на санях. Я буду вспоминать какой красивой и очаровательной она была когда познакомилась в театре с Курагиным, и еще много моментов, наполненных до верху жизнью и ее красками. Но всё это уже свершилось, роль сыграна, и жизненный круг подошел к своему завершению. Впереди сплетутся новые судьбы и новой личностью выйдет подросший Николенька Болконский. Уже стоит перед ним светлый образ отца и горит огонь в сердце. Такое монументальное и неподъемное, такое простое и понятное каждому, раскинувшееся от Франции до России, от мыслей старого князя до дум юных дев, включающее в себя так много событий и всё таки устремляющееся к одной точке.
Это всё «Война и мир» Это всё наша жизнь)

War and Peace
4 5
* * * * *

До третьего тома - в захлёб. Просто, интересно и живо. Но к четвёртому уже просто надоело. Последние страницы дочитывались с мыслью "Ну сколько можно?"

War and Peace
4 5
* * * * *

Я рада, что в школе прогуляла прохождение "Войны и мира". Благодаря этому сейчас я смогла спокойно взять в руки объёмный томик и без чувства ненависти погрузиться в чтение. Правда, я всё равно ждала, когда же будет "князь Андрей под дубом". А ничего особенного там под дубом не произошло, кстати. Да и вообще, князь Андрей, любимец школьных сочинений, как не умел выбирать себе женщин, так и не научился, несмотря на все свои духовные трансформации.

Книга хорошая, но из-за школьной обязаловки воспринимаемая многими как наказание. Когда я упоминала в разговоре с друзьями, что читаю "Войну и мир", у них была примерно одинаковая реакция: "Эмм.. Зачем?" Никто не сказал "о, круто, хорошая книга". Мне приходилось с удивлением объяснять этим довольно начитанным и образованным людям, что я хочу познакомиться с книгой, которая рассказывает о важном периоде истории нашей страны и обществе того времени и которую ценят как у нас, так и за границей.
Впрочем, я никому сейчас не открыла Америки, ведь это проблема большей части школьной программы по литературе.

Местами читать роман тяжело. Где-то виной тому тяжеловесный язык, а где-то я никак не могла согласиться с автором в оценке героев. Самыми невыносимыми частями для меня стали второй том (та самая история любви Наташи и князя Андрея, которая почему-то считается "женской" частью) и вторая часть эпилога.

Начну с Наташи Ростовой. Лев Николаевич все 4 тома с восхищением описывает тонкую, подвижную и естественную Наташу. "Ах, что за прелесть эта Наташа!". В эпилоге она вдруг стала "одна сильная, красивая и плодовитая самка", что тоже вызывает восхищение автора. Ох, нет, избавьте! Взбалмошная девица с синдромом гиперактивности, в каждой бочке затычка, которая не может ни за одним делом усидеть спокойно, ничего довести до конца не в состоянии и только переживает, чтобы ею любовались - это идеал цветущей силы жизни? А в конце она обабилась, забросила все прежние дела и увязла в подгузниках настолько, что перестала расчёсываться - и это идеал жены и матери? Лев Николаевич явно писал это в тот счастливый семейный период, о котором позже с ностальгией вспоминала его жена.
Кстати, если кому интересно, какой в конце жизни могла бы стать Наташа Ростова, рекомендую прочесть дневник Софьи Андреевны Толстой 1910 года .

Со второй частью эпилога всё проще: это историко-философское эссе, написанное столь витиеватым языком, что уже с половины предложения непреодолимо тянет в сон. На протяжении всей книги Толстой яростно полемизирует с историками своего времени о причинах войны и личности Наполеона, чему в эпилоге подводит итог.
На мой взгляд, это беда авторов "кирпичей". Они пытаются впихнуть под одну обложку слишком много идей и смыслов, которые лучше и удобоваримей было бы разнести по разным книгам.

Что показалось мне актуальным. Толстой постоянно, особенно с третьего тома, подчёркивает, что в истории России не было ещё такого бедствия и такого вторжения, как во время Отечественной войны 1812 года. Для современного человека та война - пыльное прошлое и её ужасы блекнут по сравнению с тем, что творилось в XX веке. Но у меня постоянно возникали ассоциации с Великой Отечественной войной, например Пьер в плену у французов. Происходящие с ним изменения перекликаются с тем, что рассказывает Виктор Франкл о нацистских лагерях в Психологе в концлагере .

Итог. Я не сторонник советовать кому-либо читать "кирпичи", но если браться за "Войну и мир", то за полный вариант.

War and Peace
3 5
* * * * *

Великая русская классика, самое читаемое произведение, но, не мое совершенно...
Грустно, и даже немного страшно, писать нейтральную рецензию на почитаемое многими людьми произведение. Безусловно, в нем есть и красивые моменты, и художественная стилистика потрясает умы людей, герои произведения вошли навсегда в историю культуры и литературы, но есть много но, для меня во всяком случае.
Что мне понравилось?
1. Мне понравился язык повествования, хотя, кто-то жалуется, что он слишком тяжеловесен, может быть. Но отдельные главы мне хотелось перечитывать и наслаждаться красотой этого языка, описанием природы, сцен сражений и иногда, самих героев.
2. Безумно красивое описание некоторых моментов в книге.
3. Мне понравились отдельно взятые персонажи и их такие разные характеры.
На этом, пожалуй все...
Что мне не понравилось, готовлюсь к закидыванию помидорами...
1. Мне совершенно не понятно, почему Толстой так восхищается отдельными персонажами, которые совершенно пусты и никчемны... Я извиняюсь, но Наташа Ростова вызывала у меня массу негативных эмоций почти на всем протяжении чтения книги. Некоторые другие герои, намного более интересные, были принижены до уровня бесполезных тараканов, та же Элен и Соня, например... Никто не идеален, мы все сочетаем в себе как положительные, так и отрицательные черты, но идеализировать до совершенства ту же Наташу, избавьте, она ничуть не идеальна, а скорее глупа, хотя это ли не идеал для определенного круга мужчин...
2. Описание жизни богатых дворян, с их бесконечными балами, каким-то закостенелым мышлением, достаточно однобоким, ммм, у меня это вызвало только стойкую ассоциацию с "золотыми детишками" современности и "рублевскими женами"...
3. Такая затянутость произведения, мысли автора - много, обо всем и ни о чем одновременно, и в заключении непонятный эпилог, опять с пространственными размышлениями... Все это просто убивает все удовольствие от чтения и ничем не объясняется, кроме как рефлексией по прожитой жизни и каким-то своим назревшим и невысказанным мыслям.
Каждый найдет что-то свое в этом, безусловно, великом и почитаемом произведении, мои симпатии обращены к красивому языку и прекрасному описанию некоторых событий и монологов главных героев, а также - к отрицательным персонажам книги, например, к красавице Эллен и старому князю Болконскому.

War and Peace
5 5
* * * * *

Из всех произведений обширной школьной программы больше всего мне запомнились и полюбились буквально от первого и до последнего слова два романа. Один из них как раз Война и мир Л.Н. Толстого , второй - Преступление и наказание Достоевского Ф.М. Но сейчас речь пойдет о первом, конечно, который и тогда я читала, не пропуская главы о войне, и сейчас также, кстати.

Умные люди говорят, что ВиМ нужно перечитывать три раза за свою жизнь и каждый раз ты заново будешь открывать для себя что-то новое и интересное. Каждый раз герои и жизненные ситуации могут иметь для тебя, как читателя, новый ракурс, поворот.
И неожиданно поддавшись решимости прочесть роман, поразивший меня в юности, получила массу эмоций, но все-таки неизменной осталась для меня симпатия и сопереживание к двум из всего числа главным героям. Но обо всем по порядку.

Конечно, данный роман можно рассматривать как семейную сагу, как срез эпохи. Все будет верно, смотря что для вас тут будет самым важным и интересным, при этом являясь и тем и другим, и даже третьим, если упомянуть философские размышления автора, число которых увеличивается с каждым томом.
Отношения ли в обществе, семье или международное положение государства Российского, его внешнеполитическая деятельность и участие в европейских перипетиях того времени. Чем увлекались, как одевались, на что обращали внимание, какие философские учения предпочитали и многое многое другое.
Я даже теряюсь назвать, чему автор здесь не уделил своего пристального внимания.
И особо надо подчеркнуть, что он в равной степени максимально подробно стремится осветить все стороны жизни общества того времени. И что еще немаловажно, не только светское общество нашло свое отражение на страницах бессмертного романа, но и народная жизнь, армия.
Роман многослойный, многоплановый, с огромным количеством героев, главных и второстепенных, среди которых есть исторические личности: Александр I, Кутузов, Наполеон, видные военачальники (например, Багратион)

Роман охватывает достаточно большой временной промежуток: с 1805 по 1815 годы. Оно и понятно, и оправдано. Так ярче и выпуклее видны рост героев, их внутренние переживания и изменения, во-первых. Во-вторых, отчетливее и нагляднее прослеживается почему случилась война 1812 года и как большинство населения поднялось на защиту своей страны.
В связи с этим я все ждала отрывков, так запомнившихся со школьных уроков литературы про небо Аустерлица и встречу с дубом, поразивших меня в свое время одинаково с князем Андреем, но увы...два раза в одну реку не входят...

Теперь немного о героях, которые все у автора получились живые, настоящие, метущиеся, ищущие, интересные, любящие и любимые, добрые, благородные, циничные, трусливые, порядочные и не очень... Тут можно еще продолжать и продолжать ряд эпитетов, характеризующий их. Каждый из них, живя, ошибаясь, стремится к пониманию себя и своих желаний, эволюционирует, не останавливаясь на достигнутом.

Наташа Ростова (опять-же говорят) была любимым персонажем автора в этом романе. Тут мы с ним расходимся абсолютно. Непосредственна, легка в общении, эмоциональна и в целом порхает по жизни, особо не сосредотачиваясь на чем-то. При этом, мне кажется, она везде и нигде. Способна на широкие жесты (те-же подводы в Москве), но в малом нет щедрости. Она источник радости для родителей, да и в целом для семьи. Даже её увлеченность Курагиным понятна и стоит ли его в том винить, когда само идет в руки ? Не будь её, навряд ли бы она повзрослела, сумела увидеть в Пьере то лучшее, что в нем всегда было (его порядочность, забота о близких, семейные ценности, щедрость, не только материальная, а духовная прежде всего, абсолютное отсутствие погони за мнением света, умение довольствоваться малым, быть на вторых ролях и не тяготиться этим). Вот за кем мне было интересно наблюдать, чьи метания были вполне понятны и даже его превращение в подкаблучника совершенно не испортило мнения о нем. Наташа-же, постепенно превращаясь в домашнюю мигеру, теряет все свое былое очарование.

Не зря говорят, что противоположности притягиваются. Андрей Болконский, - равнодушен к свету, предпочитает дела словам, стремится к росту на профессиональном поприще, испытывает искренние нежность, любовь и уважение к сестре и отцу, при этом излишне холоден, высокомерен и особо не скрывает презрительного отношения к окружающим, даже к собственной жене и сыну. Он, сдерживающий любое яркое проявление чувств и эмоций, не мог не заметить Наташу, но навряд ли бы они смогли быть вместе, даже не случись размолвки.

Кому я истово желала счастья тут, так уж точно княжне Марье, которая его выстрадала и которая своим душевным светом и теплом может обогреть, стать тем стержнем в семье, на котором и будет все держаться, к которому будут все стремиться. Её постоянная внутренняя работа, желание и потребность в духовном росте импонируют и вызывают стремление в ответном действии. Даже её непротивление отцу вполне укладывается в её миропонимание и характер, и если в другом случае могло вызывать раздражение, то тут только сочувствие. Ведь и сам старый князь Болконский страдает от этого, но в силу собственного характера ему сложно переступить через себя, что он делает только на пороге небытия. И эта сцена становится одной из самых сильных и запоминающихся в романе, по сравнению с тем-же дубом, не поразившем меня в этот раз.

Николай Ростов - неуравновешенный, инфантильный, эмоциональный, могущий испытывать детский восторг от одного вида царя. Нерешительный не только в отношениях с Соней, но и до последнего не желающий брать ответственность за семью. Возможно только такая кроткая и покладистая, как княжна Марья, и может его уравновесить, и с ней он будет взрослеть как должно.

Отдельного упоминания и пары слов заслуживает Федор Долохов. Интересный и цельный персонаж. На первый взгляд, кажущийся циничным и жестоким, отлично чувствующий людей и при случае играющий на их слабостях. Но умеющий любить (мать, Соня), самоотверженный в бою и не стремящийся казаться лучше, чем он есть.

Элен - красивая, статная, прекрасно знающая об этом и умеющая использовать свои достоинства в плюс. Звезд с неба не хватает, но разве это мешает ей устроиться в жизни ?

Философские размышления автора, составляющие значительную часть романа и многократно увеличивающиеся в четвертом томе, посвященные историческому процессу, роли отдельного человека в нем, его активности или пассивности , случайности, предопределении довольно пространны. Местами интересно, местами кажется, что это уже было, сложно не потерять нить повествования в этом нагромождении.
Ну что-же будет повод вернуться к роману еще раз, воспринять и осмыслить данное многообразие, в очередной раз насладиться красотой и богатством языка романа и опять открыть что-то новое для себя в героях, духе того времени, истории в целом.

War and Peace
4 5
* * * * *

У Болконского кризис среднего возраста.(с)
А в рецензии спойлеры.
Ну шо сказать... В школе все плевались, а мне понравилось. И сейчас тоже скорее понравилось, чем нет. Кто бы что ни говорил, а читается эта книга довольно легко (кроме лирических отступлений, естественно). И огромные легендарные предложения на 5 страниц как-то не смущали (потому что их там нет). Персонажи все хорошо прописаны, запутаться сложно. Атмосфера - шик. И про мир хорошо, и про войну неплохо, а вот что плохо, то ниже.
Ну конечно, конец.
Огромный эпилог - и ни о чем. Пьер женился на Наташе, у них столько-то детей. Николай женился на Марье, у них столько-то детей.
Почему, спрашивается, эта милая Наташа так опустилась? Почему Пьер стал декабристом? Я понимаю, конечно, что Толстой хотел именно об этом писать сначала, но всё же с тем, что получилось, оно совсем не вяжется. Какие-то искания, метания, Платон Каратаев этот - и что в итоге, все то же масонство? Еще и молодежь впутывает. Вообще в школе мне нравился Пьер, а сейчас что-то не очень.

– Дядя Пьер… вы… нет… Ежели бы папа был жив… он бы согласен был с вами? –
спросил он./Николенька/
Пьер вдруг понял, какая особенная, независимая, сложная и сильная работа чувства и
мысли должна была происходить в этом мальчике во время его разговора, и, вспомнив все, что
он говорил, ему стало досадно, что мальчик слышал его. Однако надо было ответить ему.
– Я думаю, что да, – сказал он неохотно и вышел из кабинета.

Вот поэтому и неохотно, что не согласен.
Княжну Марью в начале было жалко, а в конце бесить стала. И какая они пара с Ростовым? В школе я как-то упустила этот момент, и сейчас была очень удивлена. Думала, Николай женится все-таки на Соне (она такая несчастная, никто ее не любит, даже сам Лев Толстой). Просто Марья и он такие разные... Ну, что есть, то есть.
Вторую часть эпилога я читать не стала. Уверена, там опять про то, что личность в истории ничего не значит, что французы пошли бы драться с русскими, даже если бы сам Наполеон сказал: "стопэ, ребятки"( вообще это такой абсурд, а в школе-то я купилась)))0)) и тд, и тп. Ах да, там он еще что-то считал по формуле. Взрыв мозга просто, это же не учебник. Рассуждения вообще жуткие, оценка 4 за них, Лёва (и за эпилог чёртов).
А книжка довольно грустная, как по мне. Бедная маленькая книягиня (что же они все с ней сделали?!), Соня, Петя (когда в первый раз читала, это был шоок)...
Обидно, что Элен умерла где-то за кадром. Как будто Л. Н. специально так сделал, чтобы Пьер с Наташей детишек могли без помех наделать.
Где Вера с Бергом, где Борис с Жюли? Про Наташину ревность и пеленки 100 страниц, а про них ни слова?
Денисов душка под конец взялся из ниоткуда, и это было странно.
А вообще хорошо просто читать книгу и не думать: тааак, вот это 10 глава, вот это задали, вот это Тушин, вот небо, вот дуб, а вот Кутузов, про него надо выписать цитаты... Ну его нафиг.
P.S. Болконский милаха, люблю его:*
P.P.S. Шутка, конечно. Он скотина.

War and Peace
5 5
* * * * *

О, так сложно писать отзывы на такие произведения.

Во-первых, я, конечно, получила удовольствие, рада, что наконец перечитала. Спасибо моим девочкам из книжного клуба, что поддержали))

Во-вторых, я очень люблю как пишет Толстой, люблю этот великий могучий русский язык, которым он превосходно владеет, люблю эти предложения на полстраницы и больше.

Метафоры в ВиМ такие масштабные, многостраничные, об опустевшей Москве, которую Л.Н. сравнивает с "обезматочившем ульем", о дубине народной войны, действующей не по правилам фехтования и сбивающей противника с толку.

Что еще хочу сказать, на героев наверное смотрю несколько иначе, чем при первом прочтении в 16 лет, но как же прекрасно он их описывает, прорисовывая их образы страница за страницей, нет ни одного, который был бы выставлен только в хорошем или, напротив, дурном свете. Все объемные, все как настоящие, живые.

В любимых у меня семья Ростовых, а точнее граф и графинюшка))))

Много, очень много философии - о смысле жизни, о том, что в разное время под влиянием различных событий людям может открыться что-то новое, такое о чем они раньше и не думали.
И, конечно, много рассуждений о причинах возникновения и хода войны. Толстой неоднократно посмеивается над историками, но вообще-то мне очень близки эти его рассуждения, прям ложатся мне.

Ну вот, если вкратце))

В 16 лет ВиМ была для меня о мире, в этот раз больше о войне.
При первом прочтении мне тяжело давался третий том, я хорошо его помню, самый ветхий из всех. В этот раз я застряла на четвертом, прям делала перерыв дважды — второй раз на эпилоге. И пару недель не бралась за него, эпилог можно было бы издать отдельной книгой «Трактат о власти и свободе».

Читайте русскую классику, друзья

War and Peace
4 5
* * * * *

Написать рецензию о "Войне и мире" - это как описать свои впечатления о "Джоконде". Настолько много об этом сказано и написано, настолько это признанные шедевры, что невольно думаешь: ну что я могу нового сказать об этой глыбе, да и какое мое мнение имеет значение вообще? В дополнение вспоминаешь с десяток школьных сочинений по теме. Про Андрея Болконского и дуб либо небо Аустерлица, про дубину народной войны, про светлый образ Платона Каратаева, про танец Наташи Ростовой после охоты как олицетворение русской души. Забавно, что теперь кажется вполне очевидным все то, что с таким трудом вкладывали нам в голову учителя.

Но, как бы ни трудно сейчас подступиться к отзыву, перечитать шедевр Толстого было очень интересно. Совсем иначе воспринимаются герои, когда тебе "немного за 30". Наташа уже не романтическая барышня, а взбалмошная дурочка. Андрей не умный красавчик, а гордый глупец. Эллен не подлая изменщица, а расчетливая стерва. Княжна Марья не святой души человек, а зануда страшная. Ну а Анна Павловна Шерер не пиявка на теле общества, а светская львица. Хотя вот к Пьеру отношение не изменилось - балбесом я его и в школе считала.

Иначе смотришь и на повороты судеб героев. С бОльшим участием к их горестям и радостям, с бОльшим пониманием того, как в один миг могут разрушиться все надежды на счастье и в другой миг открыться новые горизонты будущего. Толстой мастерски переплел жизни выдуманных героев с реальными событиями. За счет этого война 12 года, пожар в Москве, быт и нравы того времени оживают на страницах книги.

Единственное, что огорчило в романе - бесконечные повторы одного и того же про роль героев в истории и про общий ход исторических событий. Опять и снова разными словами по пять-шесть повторов. И через десяток глав еще разочек. И еще. Серьезно, Лев Николаевич, неужели ваши современники были настолько тугодумы, или вы совсем не верили в умственные способности потомков-читателей? Даже обидно немного.

Ну а в остальном роман прекрасен. Язык, слог, сюжет - шедевр на то и шедевр, что как бы ты ни относился к героям и их истории, мастерство автора непременно поражает, когда прикасаешься к нему.

War and Peace
2 5
* * * * *
очень мелко напечатано! ОЧЕНЬ!!! тем более переплет прокленый... все части романа в одной книге... я не знаю как человек, для которого я покупала (в подарок!!!) эту книгу будет читать ее. я не могу рекомендовать это издание другим людям!